Цели благие, средства кривые

Ну что ж, посреди испепеляющей жары, делающей малореальным не только написание новостей, но и выкладку их на хорошо известный сайт (вернее, сайт с […]

Ну что ж, посреди испепеляющей жары, делающей малореальным не только написание новостей, но и выкладку их на хорошо известный сайт (вернее, сайт с хорошо известным названием), ибо тот вспотел и сдох в тряпочку, мы все же пересекли экватор, где как раз подобная погода обычное дело и никто и не думает не жаловаться. Психи.

Как принято при наступлении всяческих заметных событий и дат, хотелось бы подвести некоторые предварительные итоги первой половинки сезона, но чего-то не очень получается. Зато у нас есть две команды и две их тактики, натурально воплощенные за две последние гонки. Различия в применении этой самой доморощенной тактики, а также реакция на них пилотов соответствующих конюшен позволяет сделать вывод, что Рэд Булл остается молодой и веселой (на грани слабоумия) командой, в то время как Феррари все дальше и глубже погружается в унылую бездарность.

Итак, как мы помним, в Сильверстоуне, где ожидалось гала-выступление самой британской команды с неизбежной победой самого британского из пилотов, вместо этого случился бенефис кадровой политики Хорнера.
Когда юный сын полка сломал свое новое красивое и очень-очень нужное крыло, горе-руководитель команды не нашел ничего лучшего, как отобрать такое же прекрасное крыло у Уэббера, и привинтить его Себастьяну. На глазах у Марка. Аргументируя примерно так – мы тут подумали, посмотрели, крыло какое-то фиговое и оно тебе не нужно, Марк, ты уж поверь нам, брателло.
Неизвестно, насколько много уважаемый товарищ Хорнер слышал о Формуле-1 до своего назначения на пост столь высокий и руководящий, а также у кого и сколько он брал частных уроков. Но вот что точно прошло мимо его ушей да глаз, так это то, что пилоты Формулы-1 делятся не только на чемпионов и не очень, но еще и на тех, кто побывал в серьезных переделках и кто нет. А вот эти побывавшие, у них, как правило, два пути затем – одни вообще уходят из гонок, а вторые остаются, становясь за это в разной степени отморозками. Марк как раз не ушел.

Посему неожиданно успешная квалификация бешеного кенгуру на некондиционных деталях, когда два дружных пилота оказались на стартовой решетке рядышком, вызвала приятные ожидания среди нас и некоторые опасения у руководства этих двух друзей.

Стартуя со своего привычного поула, малыш Фитиль чего-то там прохлопал на своей дважды обновленной Лизе (Мэнди, Катье, Люське – как ее там теперь), и покуда его задние колеса поджаривали свежую японскую резину, суровый напарник стремительно рванул вперед (спасибо, что не вверх в этот раз). Собственно и все, этих секунд хватило для новой серии о здоровой атмосфере в команде – видя такое дело, Себастьяну показалось, что неплохой идеей будет перенаправить героический порыв Марка в близлежащий отбойник, в честь чего бэби пошел на решительное сближение со старшим товарищем. К сожалению, в процесс вмешался по-черному невоспитанный Люсик, полезший куда-то там на законное место Фитиля. Тому, ясный пень, пришлось сворачивать боевые порядки и возвращаться на защиту родных краев, в честь чего хамский негр проколол ребенку колесо, ребенок отправился косить обочину, затем попытался вновь наброситься на Уэббера, тот оказался жесток и холоден, и в итоге бедный Фитиль окончательно запылил по обочине, постепенно отвоевывая себе последнее, но такое спокойное место в пелетоне.
Помнится, в далекие веселые времена при виде схожих маневров между двумя хорошо всем известными пилотами, Патрик Хэд обычно хватался за голову и делал душераздирающее выражение лица. Даже после того, как некоторых из этих пилотов от него изъяли. По инерции. Хорнер, пока молодой, на лицо вроде куда спокойнее. Хотя вот рук его ни разу не показывали.

Далее в гонке все было как по нотам. Маркыч, суть воплощение простого деревенского парня, победившего козни всевозможных вельмож и прочих колдунов, спокойно рулил себе на старом крыле, лишь изредка снимая ноги с руля, когда Люсик уж слишком удачно что-то там себе приоткрывал между задних ног.
Фитиль, в свою очередь, отложив на время работу над ошибками, начал прорыв к верхам, что вскоре спровоцировало обоснованные мольбы из боксов не безобразничать. Ну и нормально, всего-то один раз кого-то из никому ненужных малость попинал и до очков таки добрался. Без обид, как говорится.
В это же время Уэббер, просвистевший под флаг в честь шахматной доски, вопил на всю планету о достижениях второго номера, вгоняя в краску родное руководство, наивно ожидавшее традиционных благодарностей в свой адрес за хорошую работу. Воистину, идиоты. И опять, глядя на боевитого австралийца, хотелось не столько переживать о подлостях команды и прочих моральных трудностях, сколько вспоминать всякие древние эпосы, где некто «одним махом семерых побивахом».

Конечно, впоследствии, пока не наступила долгожданная передышка благодаря радиоспектаклю от Феррари, Рэд Булл с увеличивающейся частотой пинал самую боевую пару пилотов на предмет срочно дать интервью по поводу своей нерушимой дружбы. Пара, ясное дело, давала. Хотя лучше б молчала, как Кими.
Маркыч вот сказал, что на трассе они конечно соперники и все такое, и без компромиссов, а вне трассы добровольно он ему звонить не станет, но вот если бы Фитиль тонул в какой луже, то Маркыч обязательно бы бросился в воду, вытащил мальчугана, спас и может даже сделал бы ему искусственное дыхание. Последнее, наверно, спецом за крыло.
Себастьян же отметил, что понятия не имеет, о чем вообще речь, все было по-честному, а если даже и нет, то все равно решает команда. Подумав с недельку, добавил, что на трассе они борются, но в боксах работают во благо команды, на общие интересы и успехи, и взаимопонимают друг друга так, что просто страшно становится, однако в гражданской жизни пить пиво с Уэббером Фитиль бы не пошел. Ха, не пошел он, видали! Да кто тебе его продаст-то. Вон даже в России так на ларьках и пишут. Фитилям, в смысле до 18 лет, не продаем, ага.
Хотя вообще он, конечно, прав по-своему – не то еще этот здоровый абориген нахрюкается Фостерса и полезет то самое дыхание делать, неестественное. Будущему Шумахеру пятно в героическую биографию. А мама далеко, не докричишься.

По прошествии целой недели вылез некий перец под официальным названием «неназванный источник в команде Рэд Булл», типа осенило его резко – в интервью финской Turun Sanomat таинственный незнакомец утверждает, что очень удивлен обидами Марка и общей борьбой за справедливость, ибо Марку новое крыло не понравилось с самого начала и ему его поставили едва ли не насильно. А потом, значит, насильно и сняли. Все было исключительно во благо, а Уэббер просто капризничает. И вот это они неделю сочиняли. «Скажите, а вы в самодеятельности участвуете?» (с).

Зато в следующей гонке, что в Фатерлянде, опять знакомая картина случилась – Фитиль уверенно погнался за очередными супостатами, бросившими ему вызов, в то время как Уэббер вел себя не более уверенно, чем школьник-отличник на первом в жизни медленном танце. Тенденция, вообще, заметная – стоит Марку разок-другой победить (т.е. набрать больше очков, чем второй равный напарник), как следующую гонку машина у него обязательно не едет. Но тут подкопаться крайне сложно, чувствуется рука профессионала.

И вот на фоне такой мужественной, даже почти дружеской командной тактики, мы теперь получаем полусгнившее угощение от Феррари, некогда признанной кутюрье в этом непростом вопросе.
Нет, совсем, совсем бардак наступил в некогда не по-итальянски слаженном итальянском коллективе. Хотя тогда это получается не бардак, а полная гармония. Ну неважно.
Вот взять МакЛарен. Когда тот же Фернандо почти что обманным путем оказался под этими темными сводами, обласканное всеобщей любовью семейство попробовало было лезть нахрапом. Ну что получилось, известно. Лихо вдули. На следующий сезон с Ковалайненом игрались уже куда аккуратнее – до сих пор документально подтвердить ничего не удавалось. И лишь когда белый человек наконец обрел свободу, он что-то там смог сказать, типа было, обижали, за любой обгон вольер чистить отправляли, а что насчет поесть да поездить, так все самое свежее только Люсе. Но в целом все было исполнено на высоком художественном уровне.
Или вон когда МакЛарен давеча другую громкую торговую операцию провернул, с пухлым-то. Так тоже сколько разговоров было про тактику команды не то чтобы за Кими, но точно против Мони. Так она видать, где-то совсем скрытно велась, раз только монтифаны и пронюхали. Тоже, в общем, вполне себе – и подозрений много, и руки чешутся, и не доказать нихрена. Высший пилотаж. Хотя Рон и пролетел на выходе – две машины в хлам плюс яхту свистнули. Ну там с этими южанами рот лучше не разевать да ушами не хлопать, это вам в любой турфирме подтвердят.

Так, про Рэд Булл сегодня уже говорили. Там все очень энергично как-то. Фитиль вон как раз радостный ходит, что скандал с красными заставил всех позабыть про недавние финты быков, так что теперь можно спокойно готовиться к Венгрии. Ну и может Маркычу еще свинью какую подсунуть, пока все заняты. Он вроде маленьких не бьет, даже когда сердится.

Красные же совсем врать разучились. Сначала разучились тактике, потом разучились делать машину (сейчас, правда, вроде потихоньку вспоминают), теперь вот это.
А как ведь раньше-то изгалялись! И вроде зло берет, и не полюбоваться не получается. Вон, в 99-м, когда великий Шухер еще костылями махал, как они ювелирно потеряли колесо Ирвайну. Какие лица сокрушенные, какая возня в боксах, какая драма. И поди докажи, что они специально – ведь вроде как на Хака, получается, работают. А то знать надо, что тогдашней Феррари уж лучше никакого титула, чем у напарника Самого. Три года, получается, не на того ставили. Скандал, натуральный. А напарник еще и в прессе иногда как чего ляпнет, так потом неделю не отмыться.
А сколько у красных бывало неожиданных пит-стопов, случайных вылетов, вершиной которых стало личное выступление Михаэля в той самой Монаке. Правда, самому Шухеру изящества не достает, запалили-таки. Но все равно, идея-то какова! В общем, никогда мы не забудем маленькую коробочку с двумя кнопочками, висевшую на поясе Росса.

А тут как маневровым тепловозом по арфе. Грубо, неотесанно, кирпично. Пещерные люди, ей-ей. А главное – эта сверхсложная кодировка послания Массы. Поверить в то, что Доменикали и Ко настолько тупы, что такая маскировка казалась им достаточной, трудно. Все-таки в Феррари не из ПТУ приходят. Остается принять факт, что Доменикали и Ко всех нас считают настолько идиотами, что такой кодировки нам хватит. А это уже обидно. Раз они так к нам, то и мы к ним тоже задом повернемся. Чтобы до конца года ни одной Феррари никто не покупал. А там посмотрим на их поведение.

Помимо синьора Доменикале отдельный пинок и самому барону Алонсо. Что обогнал затюканного Филиппка, то еще ладно. Что на конференции брови топором делал, то тоже переживем, после «Ронспика»-то. Но тискать бедную Масяню, только что изнасилованную ради твоего же эго, ну это уже аморальщина, доселе среди испанских граждан не встречавшаяся. Противнее только их претензии на Гибралтар. За такое поведение товарищ Фернандо пока что временно, но присоединяется к герру Михаэлю, таскавшему бедного Барика на первую ступеньку подиума, нахлобучивая тому свою потную кепку (будто Барику и без того недостаточно кисло), да к глобальному Люсику, всякий раз пытавшемуся облобызать своими шикарными губами бедолагу Хейкки. В те редкие моменты, когда у того ничего не отваливалось и финну удавалось все же доскрестись заодно со своим лучшим другом до подиума.
В общем, все то доброе, ценное и вечное, что вынес на себе Алонсо после года в негритянском квартале, начинает выветриваться под воздействием затхлой атмосферы любимчика команды. Надо его снова в это…в экстремальную командировку, на сезончик, пусть взбодрится.

Ну а что до самого грустного биоробота в мире, то…Масса тоже дурак дураком, по скромному тутошнему мнению. Оно, наверно, сейчас и приятно, что тебя все жалеют, все сопереживают, что уже чуть ли не испанские художники взялись за карикатуры на Феррари и даже самого Фернандо лично. Правда, инкогнито пока. Но по хорошему, чем с плаксивой физиономией топать по подиуму на поводке у Стефано, стоило б нахлобучить ему на голову свой приз, высморкаться в шампунь Нанды, одолжить у коллеги по несчастью Барика его самолет и немедленно увалить в родные пампасы, откуда комментировать последующие гонки за хорошую зарплату и без цензуры. Или Моне вон позвонить, там в Наскаре скоро понадобятся люди, знакомые с машинами с инжектором. Двадцать первый век на дворе, фигли вы хотели.

Ну да ладно. Сентябрь вот придет, таки интересно будет посмотреть, не накажет ли красную конницу за самодеятельность некто Жан Тодт. Ну хотя бы за некомпетентность. Ибо официальные заявления руководства итальянской команды типа «Фелипе принял самостоятельное решение уступить свое место ради интересов команды» настоятельно требуют немедленного наказания с участием психиатров, либо отправки всего этого руководства в Северную Корею, целиком и с концами. Там такие самоуничижительные речи в почете.

А вот у Мони нет командной тактики. У Мони вообще своя тактика. Завоевав на минувших выходных (да-да, пока мы тут все бессовестно отдыхаем, бедняга вкалывает, в поте лица своего необъятного) поул чуть ли не на овале (поговаривают о самом Индианаполисе, на котором тот уже отличался в неких «других гонках»), в воскресенье Хуан Палыч принялся планомерно уничтожать свое же достижение. Мужественно приняв старт, Моня вскоре переместился на более привычное седьмое место, однако затем у него возникли непонятки со своим инженером касательно процесса замены колес (вернее, их количества – Наскар очень демократичный спорт). Как сообщают знатоки, после этого момента в голосе Монтойи зазвучала растерянность и непонимание обстановки, что довольно предсказуемо вылилось в удар об стену. Причем вроде даже не один – покатавшись еще немного, и видимо все также в некоторой прострации (и что за «колеса» ему впендюрили на пит-стопе?), Палыч совсем расстроился об кого-то поблизости, после этого вновь впечатался в стену, и в общем ему это все надоело. Да и машина чего-то больше не ехала.

А в общем и правильно, Чейз не обломился, так пропади ты все пропадом. Да, приходила ли извиняться стена, осталось неизвестным.

Но главное остается незыблемым. Хотя победу в этой насыщенной гонке одержал не кто-нибудь, а напарник Палыча, чье имя не имеет никакого значения, никакой командной тактики в пользу победителя и возможного лидера в борьбе хоть за что-нибудь не было и не будет – если Моне что-то понадобится у этого самого напарника, у того это немедленно отберут.

Ну а так из прочего еще по мелочам.
Во-первых, выборгская царь-пушка тут на интервью разродилась. Вроде даже на английском. Строчек на четыре-пять натянул. Не иначе, Попов переводил. Короче, Витал вам не лох какой, а пацан конкретно реальный и фишку сечет. Ну или начал сечь, по крайней мере. Надо мне, говорит, стараться быть поближе к темпу Роберта, и затем надо б еще гонку завершить. А, еще квалифицироваться в первой десятке и тогда вообще ништяк. Ибо квалификация это моя задача номер один, потому что мы хорошо знаем, как это важно для последующей гонки.
Во какой молодец. Сезон едва-едва за середину перевалил, а тот уже все тонкости постиг. Далеко пойдет, ох далеко…Если Вова денег даст.

Но шутки шутками, а ведь действительно, прогресс Виталика хоть и не стал таким же стремительным, как скоростная электричка Выборг-Петербург, но он все же заслужил целую настоящую похвалу от самого Эрика Булье (это вроде бы глава команды, но неточно).
По словам Эрика, Витя превзошел их ожидания. В квалификации он немного уступил Роберту (это, наверно, не про те ожидания), зато в гонке почти соответствовал темпу поляка. Мало того, Булье особенно рад тому, что когда команда попросила его поднажать, он и вправду поднажал. Прямо Масса наоборот. Правда, восторги Булье немного противоречат радиопереговорам, в которых некто из инженеров усталым голосом учил Виталика делать что-то, чего он до сих пор не делает, а ведь это надо делать, ну да ладно. Может, это такая же хитрая кодировка переговоров, как у Феррари.
Короче говоря, французский босс рад, что Петров, будучи попрошенным привести очки, взял и привез, и если он продолжит делать это каждый уик-энд, его ждет великое будущее в гонках. Все-таки прав был Леша, одно очко это действительно оказывается важно. Глядишь, гонок за 200-300 немало и наберется.
В общем, не видать Райкконену места в Рено как своих ушей.

Во-вторых, еще перед Германией другой шедевр современной Ф1, Люсик, озадачился математикой. Для чего созвал целую пресс-конференцию, на которой и поделился своими мучительными соображениями. Выступает он замечательно (сами знаете, что ни гонка, так самая лучшая в карьере, выложился на все сто, и так далее), а отрыв по очкам какой-то маленький. Чего только не пробовал, и побеждал, и вторым приезжал, а Баттон все равно где-то рядом все время. Вот такая незадача. И как ни считал, по-другому не получается. И вслух, и на пальцах.
Ну чем тут поможешь…Ситуация в этом году сложная, очки уже в трехзначном исчислении подсчитываются, а это уровень, наверно, не ниже бакалавра в среднем ВУЗе жаркого континента, и потому Люсику, конечно, нелегко. Надо Штангенциркуль на калькулятор обменять.

В-третьих, глубокоуважаемое издание Bild am Sonntag, будто бы предчувствуя тоскливый Гран При Германии, решила немного развлечь аудиторию и провела опрос среди 20 из 24 нынешних гонщиков Ф1 (мордой не вышли почему-то пилоты Вильямса и Рено) насчет самых-самых и всяких-всяких.

Самым-самым пилотом всех времен был назван Айртон Сенна, набравший 12 голосов (Бруно, мы в тебя верили), вторым шел Михаэль с тремя (трижды, видать, и голосовал, жулик-то известный), а третьим оказался Ален Прост с двумя (про него еще помнят, надо же). Интересно, если просто тупо подсчитать количество голосов, выходит 12 + 3 + 2 = 17 голосов. Выходит, трое из двадцати пилотов с вопросом не справились. ФИА стоит озаботиться вопросом возрастного ценза в Формуле-1.

Самым-самым пилотом из действующих был назван дорогой друг Фернандо (интересно, а у Масяни на этот случай в контракте тоже есть соответствующий пункт?). В общем-то верно, Алонсо действует много. При этом Нанда не вошел даже в тройку номинантов на титул этого года. Что тоже справедливо – сентябрьские слушания не за горами.

Зато этим самым титульным номинантом стал большой специалист по выигрыванию титулов, Люся Хэмильтон. Компанию ему составил неизбежный Фитиль и почему-то Дженсон Баттон, хотя у МакЛарена на этот счет наверняка свое мнение. Явно свое же мнение и у Марка Уэббера, так что мы еще посмотрим.

Мартыш заодно получил и звание самого задиристого (неуступчивого, сучковатого) пилота на трассе. Иными словами, первое хамло на деревне. Почетными коллегами стали Алонсо и Шумахер. Ну один к одному прямо.

Звание самой красивой девушки паддока ушло к репортеру или репортерше Мэрион Джоллес, обломив Штангенциркуль. Ибо кто дважды вернулся к Люсе, превращается из девушки в идиотку.
В то же время некоторые пилоты поставили на первое место Нико Росберга, с чем мы его поздравляем и безусловно присоединяемся.

Засим приготовимся к первой гонке, взломавшей железный занавес, опосля чего отправлюсь-ка я почти вослед за паддоком на каникулы.

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.