Печалят нам очи, что Сонома, что Сочи

Ну что ж, покуда у нас большой коллектив талантливых немецких инженеров с маниакальным упорством работает над тем, чтоб заштатный островитянин все дальше да […]

Ну что ж, покуда у нас большой коллектив талантливых немецких инженеров с маниакальным упорством работает над тем, чтоб заштатный островитянин все дальше да глубже ощущал себя новым Сенной, и неприятности сезона таким образом продолжаются, по долгу службы первым делом заглянем туда, где неприятности уже закончились.

Как давно и всем прекрасно обязано быть известно, сенсационно лидировавший весь индикаровский сезон синьор Хуан-Пабло Ролдан-кардан Монтойя в самой что ни на есть последней гонке не менее сенсационно слил всё – и это лидерство, и титул, и полагающиеся заодно значительные материальные средства, и теперь уже неизвестно, будет ли у семьи вообще елка на Рождество. Не говоря уже про подарки под ней.

Правда, Палыч ситуацию явно рубит, так как несмотря на наступление заслуженных каникул, горе-кандидат недавно был замечен в намерении провести тесты за лемановскую команду Порше, которые там это, 24 часа по кругу елозят. Оно, конечно, оплата там посуточная, зато если продуют, то как бы сразу все трое, а это еще пойди разберись, кто конкретно виноват. В общем, риски минимальные. Не иначе, Хюлькен посоветовал – он теперь кроме Ле-Мана вообще ни о чем разговаривать не в состоянии.
Замечен был Палыч еще и в цветах нового спонсора – на мужественных плечах колумбийца, до сих пор не поддающихся наступлению жировых отложений, в отличии от его же шеи, отныне красуется название импортозамещающего бренда Тинькофф.
Голод, конечно, не тетка, но так ведь можно и до Депардье докатиться. Надо бы его под санкции засунуть, пока не поздно.
А вообще, конечно, любопытно, где же они все-таки нашли друг друга. В смысле, Тинькофф, а не Депардье.

Пока же все хорошо. Ну кроме финала сезона, разумеется. Кстати сказать, даром что по эпичности провала данная гонка сравнима с бенефисом в далеком уже 2007 году нынешнего шофера единственного не ломающегося Мерседеса, Моня слил титул без особого драматизма. Даже как-то буднично, не побоимся этого слова.

Верный традициям всего сезона, в той роковой гонке Монти принял старт на грудь с неконфликтного пятого места, будучи настроен исключительно благочестиво. Ведь перед стартом Сономы колумбиец обладал 34-мя очками преимущества над Грэмом Рэйхалом и аж 47-ю над Скоттом Диксоном. А ведь можно еще и в морду забубенить.
Остальные же заранее просили не рассматривать их более в качестве соперников Монтойи, ибо решающая гонка перед набитыми трибунами это вам не шутки, и таки что, их детям сиротами расти?
Поэтому как бы там не тужились эти два самозванца, даже пятое место вполне гарантировало Палычу чемпионство, тем более с его-то авторитетом.

Но если у тебя характер бойца, этого уже не скрыть – прямо на первом круге Палыч стремительно занимает с пятой четвертую позицию, и тут уже совсем всем всё стало очевидно. После череды пит-стопов гордость мирового автоспорта немного замешкалась и оказалась на десятой позиции, но к моменту неизбежного пейс-кара на 33-м круге вновь заняла искомое пятое место, позволявшее без шума и пыли держать за яйца весь Индикар.
На 38-м круге дали рестарт, и вот тут случилось то, за что российский следственный комитет завел бы сразу десяток уголовных дел – за предварительный сговор, коррупцию, нападение на представителя власти или ее друзей и так далее – в одном из узких мест Сономы Монтойя натыкается на своего напарника Уилла Пауэра.
И хотя столкновение прошло при полном преимуществе колумбийца (Монти лишь поломал переднее крыло, в то время как Пауэр вылетел нахрен с трассы и разобрался), это не принесло лидеру зачета особой радости. Ибо после ремонта на скорую руку Палыч выкатился аж на 24-м месте, и никакие силы Вселенной за оставшиеся круги не смогли отпихать монину задницу выше, чем на шестое место. А оно, как мы теперь с ужасом знаем, располагалось аккурат за искомым пятым и ровным счетом ничего не давало. Ибо при всех приписках Монтойя и Диксон в итоге сравнялись, а вот побед у Скотти оказалось ровно в два раза больше. Против этого очевидного факта не смогли попереть самые убежденные сторонники колумбийца, хотя и пытались.
Равно как и провалилась попытка оспорить вес диксоновской победы в Сономе за то, что в ней халявным образом начислялись двойные очки. Потому как иначе Палыч обошел бы Диксона на четыре очка. Дело чуть уже было не пошло в Верховный суд, но тут злые языки вспомнили, что Моня сам выиграл Инди-500, где тоже давали двойную порцию. Назревал нешуточный юридический тупик, как всех выручил сам Палыч, сказав «ну и хрен тогда с вами, мы вам покажем в следующем году».

Живых свидетелей финиша той гонки на сегодняшний день найти не удалось, однако есть мнение, что с возрастом Монти стал немного сдержаннее, и подобный удар перенес стоически. По крайней мере, ни одна из сейсмических станций, расположенных в сономском ауле, ничего особого в те дни не зарегистрировала.
Сам Хуан вскоре самолично появился на публике, найдя в себе силы обратиться к новоиспеченному чемпиону. Обращение вышло довольно коротким, в котором Палыч сообщил, что у Диксона весь сезон был паршивым и только одна хорошая гонка все спасла, в то время как у него самого весь сезон был отличным, и все испортила одна-единственная поганенькая гонка в этой захолустной Сономе. Ну а что, поздравил, как умеет.
Зато всё это с доброжелательной улыбкой в стиле Ким Чен Ына, подписывающего очередной расстрельный приговор.

Столь развернутая оценка прошедшего сезона возбудила широкие массы всевозможных аналитиков, которые немедленно принялись оценивать выступления Хуана-Пабло в сезоне 2015 года, заодно сравнивая их с выступлениями в сезоне года 2014-го, чем поставили в немалый тупик автора, который был свято уверен, что в том году Палыч еще был в Наскаре. Век живи, век учись, да.
Итак, главным итогом аналитических размышлений стал вывод, что в этом году Монтойя далеко превзошел ожидания всех тех, кто от него чего-либо ожидал. Что же до тех, кто имел наглость вообще ничего от него не ждать, теперь корчатся в шоке. Так им и надо.
Дабы не выглядеть голословными, аналитики произвели ряд сложных вычислений, после чего выяснилось следующее. Свою самую страшную ахиллесову пяту, а именно квалификации на городских трассах и треках Палыч улучшил за год в 5.1 и 4.5 раза соответственно. На эти цифры полагается смотреть, разинув рты. А что в итоге с поулами так скромненько, то тут, ловко подмечают аналитики, виноваты моторы Хонда. Браво, это беспроигрышный ход.
Далее следует благостная картина финишей в гонках, где колумбиец улучшился в среднем от 5.5 до 7.8 раза в зависимости от трасс, а на фоне своих коллег он поднялся еще захватывающе – аналитики сообщают, что он стал первым по среднему финишу (термины-то, а) на овальных и городских трассах, однако лишь третьим по финишам на гоночных треках, но в целом все равно вышел первым. Вуаля. Учитесь, пока они живы.
Ну и наконец, сам по себе проигрыш в чемпионате можно считать неудачей, а можно и не считать. Потому что для титула не хватило всего одного очка. А оно могло прийти за лидирование всего на одном круге в какой-нибудь гонке, где Палыч не лидировал вообще. Или если бы он на какие-то 3 сотых секунды проехал быстрее там, где не проехал. И вот тогда бы вместо «провал» все бы кричали «триумф». Так что не все так однозначно.
Сей исследовательский документ завершается глубокомысленным выводом аналитиков о том, что в любом случае Монтойе чихать, чего там про него говорят.

Что же до самого Диксона, то на послание от Хуана он сразу отвечать не стал, ибо ковать железо, пока оно горячо, это вовсе не наш метод. Переждав пару дней, он все-таки признался, что понимает, что Монтойя, наверно, немного разочарован, и потому благодарен и за подобные поздравления, и вообще считает, что с учетом того, у кого и как он выиграл чемпионат, это он еще легко отделался.
В общем, пожелаем Палычу и его друзьям не очень страшного Хэллоуина и очень вкусного Дня Благодарения, заслужили.

В наших же краях все еще продолжается мучительная борьба за очередной титул. Тоскливое зрелище, так гармонично совпадающее с общим осенним упадком природы. Но это с одной стороны.
С другой же – если взять последние несколько гонок, начиная с еще летней Венгрии, то Феттель выиграл минимум треть из них. Один такой в поле воин супротив двух пилотов супер-Мерседесов. Идиоты. А уж сингапурское чудо, где он привез им полторы секунды в квалификации…ну вы где-нибудь видели Сенну, чтобы он на лучшей машине сезона так кому-нибудь слил? Так что может Феттель и не зря упрямится, продолжая совсем капельку, совсем чуточку, но надеяться на победу в чемпионате – ситуация обезьяны с гранатой налицо.
Но в целом, конечно, все это лишь локальные успехи, не в силах сломить общее безобразие. Тем более, что Кими пообещал помочь другу, если тот всерьез будет бороться за титул. Так что если еще и этот возьмется помогать, а мы тут уже кое-что успели увидеть в его исполнении, то дело вообще дрянь.

В плане же Мерседеса, если брать не ту сборную солянку руководителей на мостике, а концерн как таковой, все-таки озадачивает другое. Ясное дело, что с патриотизмом в гонках перебарщивать не следует, это еще закон Попова-Петрова убедительно доказал. Но все же благодушие, с которым верховные главари из Штутгарта взирают на то упрямое гнобление своего соотечественника, которое уже с год процветает в команде ради расписной капризной куклы, вызывает непонимание. Тем более что с такой машиной даже пилот вроде Росберга может становиться чемпионом неограниченное количество раз, если конечно все педали и выхлопы прикручивать так, как положено настоящему Мерседесу, а не «Ост-блочному», как гордо именовали в свое время гэдээровские стеклопластиковые Вартбурги.
Пока же в хоре толерантных восхвалений новой старой суперзвезды Формулы-1, начисто тонет истинная роль в успехе мерседесовской техники, что на фоне вложенных в нее сотен миллионов евро выглядит маркетинговым идиотизмом, который может устраивать разве только таких увлекающихся деятелей, как Лауда.

Но фиг с ними, этими титулами, которые чем дальше, тем больше обесцениваются. Основным фоном наступившей осени выступает теперь уже не захватывающая борьба Люси с Колей, и даже не героическое сражение Себастьяна с ними обоими, а эпическая битва МакЛарена с собственной Хондой. Дорогие партнеры докатились уже до пусть еще легких, но взаимных упреков, в то время как Алонсо окончательно перестал сдерживаться, и каждый сеанс связи с ним, это как на концерт Альтова сходить.
Британцы уже не первый раз требовали пустить под харакири все нынешнее руководство японской компании, японская компания обычно обижалась и просила не обзываться, но пик пришелся на Сузуку, где хондовское творение ожидаемо опозорилось перед своими биг-боссами. Спасая положение и квартальную премию, ответственные за проект японцы туманно намекнули на вину шасси МакЛарен. Деннис задохнулся от возмущения, а Баттон и Алонсо продлили контракты, ибо покидать команду в такое трудное время не позволяет если и не совесть, то хотя бы простое человеческое любопытство.

Кстати, тот обгон испанца двумя сопляками на прямой, некоторым он напомнил знаменитое Спа-2000, где Хаккинен с Шумахером в пылу борьбы так же пролетели мимо кругового, будто он какой-то там бобер на трассе. А еще более некоторым он напомнил и то, что этим круговым был Рикардо Зонта, мучительно руливший болидом, приводимым в некоторое движение как раз таки мотором Хонда. Так что привет Рону.

Но как не раз отмечалось, и на нашей улице иногда случается праздник, когда половине пелетона сносит крышу, и они перестают беспокоиться о расходе резины, бензина, обтекателей и нервов руководства. После чего даже при негативном результате, гонка оставляет позади себя позабытое ощущение глубокого удовлетворения. Так приключилось и на этот раз, если, конечно, не считать присутствия некоторых не самых приятных глазу лиц, но куда же без них гонка в Сочи-то обойдется. Зато в числе безусловно положительных моментов – товарищ комментатор научился немного себя сдерживать, и его сознание уже не так сильно сносит от вида обочин в цветах российского флага, гремящих гимнов, расписных лозунгов и любимых руководителей, как еще год назад.
А вот с внимательностью у Алексея беда, причем прогрессирующая – заламывая руки, бурно переживать все новые и новые эпизоды сражения Айсмена и Злобмена, это хорошо. Хоть и не футбол, но все-таки спорт и требует поддержки градуса. Даже если на третий раз их борьба кажется подозрительно похожей на предыдущий эпизод. Но когда все это время в углу экрана висит отчетливое слово REPLAY, то вот тут уже нужно принимать меры. Фабричная, кстати, та еще стерва – наверняка эту надпись видела, но продолжала ржать в кулачок, пока гордость российского спортивного эфира позорился.
Кстати говоря, перед стартом гонки вроде как впервые Наталью вживую показали, по крайней мере на авторской памяти. Милая девушка, но по ней сразу видно, что работа дважды в месяц рядышком с регулярно воющим и падающим в обморок Алексеем – дело нервное. Даму нужно срочно откармливать, а то она по ходу из одного только лица и состоит.

Ну а тем временем Гран При Сочи стартовал. Недавно ругавшийся Алонсо, который даже с таким ведром все равно огреб перед стартом три десятка штрафных мест, охренел от подобной доброжелательности настолько, что первую половину гонки страдал молча.

На противоположном краю пелетона все случилось неожиданно. Росберг неожиданно не сдал поул Люсе, непривычно резво рванувшись вперед. Но, видимо, в машине Росберга вмонтирован некий Fool-Proof, и если жать на педаль газа так сильно, что Люся начинает отставать, педаль через некоторое время ломается.
Чуть позади еще более неожиданно Кими не зевнул старт и пропорхнул алым мотыльком и мимо близлежащего друга своего и даже мимо Боттаса, втайне мечтавшего дать бой Мерседесам, но пока не знавшего как. Вообще у Кими такое на стартах случается, но все равно всякий раз непривычно как-то.
В это же время будущий баловень судьбы и Райкконена, Перец, влез на шестое место. Его напарник исповедовал другую философию – умудрившись развернуться уже во втором повороте, он слегка подрезал Ферстаппена и совсем уж невежливо перебил Эрикссона. Макс Йосович кубарем понесся в боксы, покуда папаша-псих ничего не заметил, а вот перебитый Эрикссон застыл у обочины в обнимку с Нико. Которому, кажись, после триумфа в Ле-Мане, о котором даже Моня еще только мечтает, теперь любое море по колено, хоть Черное, хоть фиолетовое.

Едва ли не впервые за всю историю Гран При Сочи инцидент повлек за собой на трассу столь привычное российскому обывателю авто с мигалками и прочими проблесковыми маячками. Да еще и сразу на первом круге. Растет автодром, ох растет.
Пока пейс-кар возился на трассе, самый умный который Грожан немедленно метнулся в боксы, проверить красоту переднего крыла да заодно сменить уже наконец резину. Зря он так поторопился, ему явно все из мальдонадовского набора поставили – тот все равно обычно все свои пит-стопы не успевает проехать.

На четвертом круге мероприятие возобновляется, и всё сразу с ног на голову. Боттас просто как чужого проходит обратно своего соплеменника, не оставляя Кими другого выбора кроме как топорно преследовать предателя всю гонку, соваться с обгонами там, где обгонять не принято, ну и в итоге нафиг того вынести, чтоб знал, как чужое бухать.
В это же время Росберг докладывает о тех самых проблемах, которыми он расплачивается за грехи старта своего необдуманного.

Еще через пару кругов Мерседес восстанавливает тот странный статус-кво, о котором говорилось выше. Всё вроде бы устаканивается, но тут наступает 12-й круг, в ходе которого окрыленный мальдонадовскими деталями Роман превращает сложнейший биомеханический симбиоз пилот-машина в плотно сбитый комок дымящегося металла.
«Какой отчаянный парень», уважительно подумал дядя Володя. «А не предложить ли ему контракт в Сирию?».

Очухавшись же, Роман сообщил, что это была одна из самых мощных его аварий, пожалел парней-механиков и потерянные очки. Хотя в этот момент он ехал тринадцатым. Видимо, без легкой контузии все же не обошлось.

Покуда уже второй в истории автомобиль со спецсредствами наводил конституционный порядок на трассе, многие опять рванулись в боксы, включая Перца, который совершил настолько хитрый пит-стоп, что вскоре самым возмутительным образом оказался в числе лидеров.

Разрешение на продолжение гонки согласовали к 17-му кругу, и тут же Вальттери Боттасу сообщили из боксов, что Люся-де страдает от холодных шин и типа фас. Простодушный, но злобный Боттас набросился на Мерседес, но тот просто уехал вперед, причем не факт, что безмерно страдающий мартыш вообще всё это заметил.
Зато кто что заметил, так это Кими, которого Фитиль попытался по-мужски выдавить с трассы во втором повороте, но Райкконен, не иначе как подумав «даже если мы спим подле одного унитаза, это еще не значит, что тебе все позволено», упрямо остался на нужной траектории. Однако Себ тоже не сдался и малость перекурив, через пару поворотов продолжил атаку, а поскольку Кими продолжал упорно держаться за раз и навсегда выбранную траекторию, то немец вскоре вышел на третью позицию.

Чуть позади Перец совершил, казалось бы, рискованный маневр, пройдя Мальдонадо. Однако Пастор был сегодня непривычно скромен, ибо ощущал себя в некоторой тени от яркого выступления напарника. Заодно мексиканец проскочил и Сайнца, но это особо не считается – даром что врачи допустили того на трассу после большого субботнего бабаха, сам Карлос признавался, что первую половину гонки провел с головокружением и по сторонам старался особо не смотреть, а то совсем мутить начинало, на такой-то скорости.
Борьба же впереди отличалась накалом ровно такой степени, чтобы раз за десять кругов нам сообщили о том, что отрыв прекрасной Люси от Злобмена уже 6.5 секунды, и на каждом круге растет еще по секунде. Сезон просто праздник какой-то.

К началу тридцатых кругов пришла пора лидерам менять резину, причем в результате этого Кими как раз-таки выпал из числа этих самых лидеров, плотно засев за теперь уже обреченным Боттасом.

Покуда же в боксах некогда прославленного Мерседеса обмахивали опахалами своего цепастого вельможу, некто Квят выскочил на первое место на своем почти что домашнем Гран При. Так и хочется рассказать, как еще в детстве, бегая с друзьями по окрестным свалкам, он мечтал о чем-то подобном. Но этот, кажется, больше бегал по Италии.
И пусть все в Формуле-1 скоротечно, и лидировал он под камерами всего мира меньше круга, но это будто бальзам пролился на израненные санкциями души высоких гостей. Не зря после финиша хозяин улыбался так сердечно, словно ему снова удалось засадить Ходорковского.
Наверняка некоторое душевное томление испытали и в МакЛарене – на трассу Даня вернулся непосредственно перед обоими болидами британской конюшни, таким образом два МакЛарена оказались прямо позади недавнего лидера гонки. Пустячок, а приятно.

И тут бы уже всем спокойно доехать до финиша, в объятия самого сказочного из всех президентов. Ан нет, не тут-то было. И хотя Люся хоть и безнадежно, но вполне ожидаемо лидировал, а Фитиль столь же ожидаемо уцепился за второе место, на третьей позиции вопреки всякому здравому смыслу все так же торчал Перец. Что сильно нервировало нескольких уважаемых людей, оказавшихся позади него.
Тылы лысеющего с каждым новым кругом Перца прикрывал наш добрый друг Риккьярдо, на не менее дохлой резине. Посему уже к 45-му кругу метавшийся сзади Боттас находит нужную дырку и прорывается вперед, к борьбе за заветный подиум. Риккьярдо собирается перевести дух, но как мы помним, оказавшись вдалеке от родины Райкконен ощутил особую потребность в связях с соотечественниками, и не отходил от Боттаса буквально ни на секунду. Так что и тут, немного странных маневров, и kaikki loppu – Кими проходит австралийца на прямой, будто какой МакЛарен.
Риккьярдо так всё это близко к сердцу принял, что у него машина сломалась. В итоге он сошел в восьмом повороте, а в это же время неподалеку, в тринадцатом, с шумом и треском приземлился Сайнц, которого едва только отпустило от вчерашней аварии ровно в том же месте. О чем он не преминул и отметить в донесении команде: «Классная у нас была гонка и мы вполне рассчитывали на очки. Но всего за восемь кругов до финиша я все испортил. Зато мы с отбойником тринадцатого поворота становимся близкими друзьями».

Но это все так, детские игрушки. К 50-му кругу болид Боттаса вышел на орбиту Перца, везя за собой на хвосте Кими, от которого, как выяснилось, сегодня можно было ожидать чего угодно.
К тому времени резина героически цеплявшегося за полотно Перца пришла в такое состояние, в котором ее не принято воровать даже в Мексике, и посему примерно за круг до финиша Боттас пошел в атаку. Финн был настроен решительно, но гордому потомку майя было уже не до него, и Вальттери легко обретает право выпить за счет заведения. Позади него сумрачное сознание Кими также находит лазейку и вскоре два финна сходятся в схватке за одну-единственную бутылку. Теперь уже, с высоты прожитых дней, понятно, что такая ситуация могла разрешиться лишь большой кровью.

Последний круг, стартовый прямик, поворот один, другой…и вот в четвертом Кими идет в ту единственную и решительную атаку, когда или все или ничего. Отчаянный рывок к повороту, еще газку, и вот уже Вальттери превращается в ничего, застывшее около отбойника.
Кими, в свою очередь, начинает ковылять, как боец после тяжелого, но успешного поединка, а в это время сначала мимо одного, а потом и мимо второго обратно на подиум проезжает вконец охреневший Перец. Да, товарищи. Потерять на последних кругах подиум, в кои-то веки свалившийся на этом ведре, это одно. Но получить его обратно уже в последних поворотах той же самой гонки, это…в общем, Перец явно был нафарширован эмоциями, нам и не представить. И как его только не разорвало.
На том Гран При и завершилось, к радости уцелевших бойцов. Разве что на подиуме Серхио проявил себя некультурно – чем разбрызгивать ценный продукт, должен был на серебряным подносе, да с хрустальным бокалом, да в те застенки, где в этот момент Райкконен получал свои тяжкие 30 секунд штрафа, да в ноги ему упасть и истово благодарить. Ведь где бы он был, окажись на месте Кими кто-нибудь нормальный?

Маневр Райкконена мало кого оставил равнодушным, особенно в плане поиска его причин. Высказывались разные предположения:
• Кими стало обидно, что его напарник опять вперед него на подиум лезет
• Кими обещал помочь напарнику в борьбе за титул. А раз впереди все равно никого не достать, надо хотя бы тылы обезопасить
• Кими почувствовал, что ему просто очень надо. Здесь и сейчас
• Кими не заметил Боттаса

Сам Райкконен вскоре положил конец кривотолкам, сообщив с прямотой лесоруба, что если он решил кого обгонять, то пути назад уже нет. А если этот кто-то не заметил его намерения, то писец и аварии не миновать.

Драчунов попытался развести Хаккинен, печально заметивший, что этот инцидент может послужить началом первой в Формуле-1 гражданской войны. Драчуны на это никак не отреагировали, чем окончательно огорчили Мику.

Ну а в целом хорошая вышла гонка, а у Мальдонадо и вовсе случился выходной – парни отлично за него поработали.

После гонки случилась еще пресс-конференция, где Феттель одновременно флиртовал с девушками и издевался над Люсей всякий раз, когда тот начинал бубнить про то, как он счастлив быть в Мерседесе, как мечтал о борьбе с Нико, и как важно было то да это. Люся в ответ мычала что-то невразумительное, ведущие переключались на Перца, но тот регулярно не понимал задаваемых ему вопросов. В общем, передать атмосферу сложно, надо читать оригинал.

Теперь же мы поедем в те самые зловредные Соединенные Штаты, которые буквально на днях отказали в любви добрейшему из человеков, самому плюшевому премьер-министру всех времен, которому теперь по их милости вместо Голливуда и бургеров опять смотреть на это гребаное правительство и делать вид, что побеждаешь кризис. Оно и так-то непросто, а после такой оплеухи настроения так вообще никакого.

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.