Хлеб дорожает, зрелище мельчает

Итак, посреди творящихся в нынешнем мире всяческих безобразий, кои не без помощи новоявленного борца за все хорошее против всего плохого, таки довольно буднично […]

Итак, посреди творящихся в нынешнем мире всяческих безобразий, кои не без помощи новоявленного борца за все хорошее против всего плохого, таки довольно буднично завершился очередной, смотреть нельзя забить, сезон Формулы-1.

Год прошел, сами знаете как. Однако не все, не совсем все призы достались неувядающему на наши головы Мерседесу. Ситуацию буквально спас DHL, вручивший первый в истории фирменный приз за лучший пит-стоп года команде Феррари, не на шутку вздрюченной заботливой рукой Арривабене.

66-й сезон по счету сезон отметился двумя важными событиями – впервые за последние 23 года в календарь вернулось Гран При Мексики, что возбудило немало свежеиспеченных ветеранов Фомулы-1, которые охотно делились тем, как они гонялись с теми, кто видел тех, кто выступал в Мексике античного периода. Одновременно с этим Гран При Германии вылетело из календаря, оставив фатерлянд шумахеров и феттелей без собственной гонки впервые за 55 лет. Ну, зато у нас есть Сочи, Шанхай, Сепанг, Бахрейн и прочие будущие легенды.
Зато спасибо, что удалось вновь провалить витавшее где-то вокруг да около возвращение Гран При Индии с его непередаваемо балаганной атмосферой, да Гран При Кореи, с его подавляюще депрессивными пейзажами, сменив их на…вах, какой Гран При!

Так что не будем сильно ругать Берни и его банду, в смысле, команду. Люди стараются для нас, денно и нощно выдумывая способы поднять зрелищность хромающего детища. Вот, например, с этого года важное новшество в регламенте – теперь заместо деревянных на брюхо болидов лепятся титановые пластины. И не надо там про дороговизну титана и прочее – зато какие искры летят! Это очень в духе времени, когда в том же кино мастерство режиссеров и актерские таланты легко заменяются спецэффектами. И пусть как и прежде, впереди никто никого толком не обгоняет, но каков фейерверк. Стадо «болгарок» на выгуле.

Кстати, в этом благородном процессе улучшения, повышения и углубления у нас еще есть скрытые резервы – например, тем, кто в силу своего положения не может использовать DRS, разрешить в целях обороны применять дымовую завесу. Можно в цветах команды. Причем в отношении двух Мерседесов обязательно разрешить это круговым.

Вот очередное уменьшение количества моторов с пяти до четырех на сезон не сработало – сокращения отставания всех от Мерседеса почему-то не произошло. Просто загадка.

Зато низкий поклон за подтяжку носов – породив в том году своими очередными идиотскими нововведениями полчища истовых муравьедов, чиновничьи головы в очередной раз доказали свою незаменимость, мужественно засунув такие еще недавно логичные требования себе же в одно место. Спасибо, что вы есть, друзья.

Актуальна тема с виртуальным пейс-каром, конечно. Нынешней молодежи, давно переключившейся с, так сказать, молока матери на потоки гигабайт, и чьи мыслительные способности напрямую зависят от быстродействия их любимого гаджета, это самый ништяк. Отож настоящий пейс-кар дымит, бренчит, и вообще в него ведь и врезаться можно.
Тут только главное не слишком увлекаться, а то так можно дойти и до безалкогольного пива на подиуме, и до резиновых женщин на пит-лейне.

Ну а самым глубокомысленным нововведением стал запрет пилотам перекрашивать свой шлем по ходу сезона. Вот сам не хочешь, а таки вспомнишь некое собрание неких депутатов, и их беспримерное творчество.
А так сразу даже и не поймешь, на что это эпохальное решение больше влияет, на зрелищность, или на безопасность. Но экономии способствует. Красок. Отцы родные.

Всего, конечно, не упомнишь – были и еще какие-то бюрократические творения, ну да леший с ними – все равно через год или отменят, или забудут.

Несмотря на все эти законотворческие подарки, второй год подряд блюдо оказалось предсказуемо пресным. Однако нельзя сказать, что один лишь Мерседес пахал круглые сутки, а остальные команды всю зиму не вылезали от гостеприимной четы Райкконенов. Наоборот, прошедшее межсезонье подарило нам, помнится, массу прекрасных кадровых и прочих решений, воистину скрасивших серую, то бишь серебристую действительность. Хотя некоторые из них в самом деле можно было принять только после того, как примешь на грудь с Райкконеным.

Несколько команд совершили решительные действия по смене поставщика моторов. В этом процессе всех затмил, конечно же, МакЛарен, как и полагается топ-команде. Глядя на немного самоубийственное решение великого комбинатора отказаться от моторов Мерседес, позорящих честь своим клиентским статусом, в пользу эксклюзивно своей Хонды, опять-таки отклоняешься от темы, вспоминая не менее глубокомысленные решения другого великого кормчего. Например, об отмене губернаторских выборов по всей стране в качестве ответа на кавказские теракты. Долгие годы сознание билось в поисках логической связи, а тут Рон Деннис личным примером показал, что не стоит напрягаться, бывает и не такое.
Трудолюбивые сотрудники Хонды весь год поражали не меньше, если помнить о том, что речь идет о многомиллионном проекте и выставлении своей репутации на всеобщее обозрение. Такое ощущение, что для Хонды первая гонка сезона в качестве поставщика моторов стала полной неожиданностью, и для славного МакЛарена не нашлось ничего лучше их мотоциклетных стрекоталок.

На профсоюзном фронте от упоминания команды МакЛарен тоже далеко не уйдешь – без сомнения самый эпический переход не то, что года, а века, это маневр в исполнении Алонсо. Испанец, с его постоянными откровениями о том, насколько близка Феррари к краху, стал настоящим украшением этого сезона, и опять-таки, прошу прощения, напомнил некоторых высокопоставленных деятелей из коллекции Димы Медведева, которые регулярно то проходят дно кризиса, то преодолевают его пик, и вообще им там всем крышка, а у нас лишь временные трудности.
В конце сезона, правда, в поведении Фернандо наметились тревожные сдвиги – Феррари забыта, как Украина, а в описании всех невзгод всё явственнее стала слышаться искренняя обида на команду, которая его кормит и поит, между прочим. Коллективу стоит немедленно поработать с Алонсо, ибо если нервы испанца не выдержат, в следующем году нам будет очень не хватать его злободневных комментариев по поводу родословной его мотора или надоедливых прогнозов боксов про скорый обгон хоть кого-нибудь.
Кто знает, возможно, с памятных всем времен в сознании Фернандо МакЛарен стал восприниматься эдакой камерой пыток, куда его периодически тянет. Посмотрим.

Вот напарник испанца так не радует. Нет, иногда и Дженсона прорывает, и он принимается отчаянно выть что-то по радио в своей неподражаемо нечленораздельной манере, но в целом он все больше оставляет впечатление человека, которого выгнать из команды решительно невозможно, в каком бы состоянии она не находилась. Вплоть до унизительного. Опять-таки, напоминает кое-кого, про кого только что вспоминали.
То, что Баттон определенно на пути к достижению окончательной гармонии, косвенно свидетельствует и его свежее интервью, где он предложил ограничиться максимум семнадцатью гонками за сезон, сославшись на заботу о механиках, у которых дома брошены семьи и даже просто молодые жены.

Конечно, на фоне подобных техногенных катастроф рождение маленького красного барончика немножко померкло, но на самом деле перед нами факт выдающийся. Приход Феттеля в Скудерию, на чем неоднократно настаивал Шумахер, настолько возбудил команду, что та не только быстрее всех вертела гайки на пит-стопах, но даже оставила у себя на следующий год Кими, хотя тот за весь сезон так и не сумел ни разу вразумительно определиться со своими планами. Ну ничего страшного – если следующей весной он вдруг начнет проситься домой, можно ему сказать, что продлили не контракт, а сезон.
Сейчас же им все довольны – как не устает повторять Маурицио, по ходу сезона финн сильно изменился, и теперь вместо бродившего тенью по боксам немногословного выпивохи, мы видим улыбчивого бодрого Кими, сующего всем под нос изображения своего миникими, болезный. Говорят, даже Феттель начал немножко обижаться.
В общем, как уверено руководство, в личной жизни Кими наконец-то все устаканилось, и в этом новом для себя агрегатном состоянии финна ждет феноменальное будущее. Просто страшно становится.

Про Себу же можно даже не говорить – такой большой и чистой любви в том же Мерседесе и представить себе не могут. Согласно Арривабене, Феттель всего за год смог стать живым воплощением философии ферраризма, постигнув ее по самые гланды, что и близко не удавалось Фернандо Алонсо за все пять лет бестолкового ерзанья своим волосатым задом по нежной коже итальянского жеребца.
Ну наконец-то Феррари ответила испанцу за все его наезды.

Да и в целом прошедший сезон тоже не может не радовать – гонок выиграно больше, чем планировалось, но меньше, чтобы пришлось выполнять поспешное обещание и надрываться босиком по родным Апеннинам. Да и в отставании от Мерседеса расслабленный Арривабене не видит ничего страшного: «Мы-то смогли забраться на вершину, просто когда мы туда добрались, выяснилось, что кое-кто там уже сидит».
В общем, все почти как двадцать лет назад, только гораздо веселее. Кстати говоря, если память не изменяет, в свой первый сезон в Феррари Михаэль также выиграл ровно три гонки.

У прочих в это время тоже что-то где-то менялось, и кто-то куда-то переходил, ну да хрен с ними.

Но кто бы как ни старался, в Мельбурне самыми захватывающими вполне ожидаемо оказались кадры уличного траффика вокруг трассы, снимаемые с вертолета. Ибо Мерседес продолжил педантично следовать своему же рекламному слогану «The Best or Nothing», Феттель явственно намекнул, что в этом году он будет Риккьярдо, а дебют МакЛарена даром что с японской Хондой, прошел полностью под слоганом корейской Кии, «Искусство удивлять».

Правда, Фернандо пожать плоды возобновления сотрудничества с Роном, Парагоном и японо-мамой успел не сразу – как известно, за те полчаса тестов, на которые хватило новоявленных монстров, бедного испанца так сдуло ветром с трассы, что заклинило руль, да еще и током шибануло. Это если обобщать показания всех заинтересованных сторон. Так или иначе, но повторный дебют испаноязычной звезды в британском коллективе оказался немного смазан неожиданным больничным. Где-то это мы уже проходили.

Но в общем-то делать в той гонке особо и нечего было. Один лишь Феттель сиял на подиуме як медный пятак, а его руководящий синьор сурово хмурил брови, типа мы именно так и задумывали.
А вот Хельмут Марко настолько расстроился после такой гонки, где моторы Рено продемонстрировали красивое, ровно 100-сильное, отставание от моторов Мерседес, что пообещал уйти из гонок всем своим стадом, если правила не переделают так, чтобы Рэд Булл снова побеждал. И это не каприз – опытный Марко сразу понял, что на Рено в этом году надежды в принципе никакой, и копать надо с другой стороны. Французы не растерялись, и в ответ также пригрозили уйти, если соперники и далее будут относиться к ним подобным образом. Однако с той далекой уже Австралии прошло немало времени, а те и другие так и сидят упорно в гонках, продолжая неимоверно страдать.

Хотя им все равно далеко до таких коллективов, как Мэйнор, который потратил кучу сил, времени, и неизвестно где взятых средств только для того, чтобы сезон-другой гарантированно уныло плестись в хвосте, а затем все равно разориться. Годами такие вот голые энтузиасты вызывают искреннее удивление. Этим-то хоть повезло в этот раз, сам МакЛарен неожиданно навязал им принципиальную борьбу за последний ряд стартового поля. Будет, что вспомнить.
Кстати, сами Мэйноры пропустили выступление в Мельбурне оттого, что их компьютеры были полностью отформатированы перед подготовкой к аукциону, а заметить этот досадный факт славные спецы Мэйнора умудрились только по прибытии в Австралию. Ну, по крайней мере, у них есть компьютеры.

Следующие несколько гонок даровали нам некоторую надежду, а особо нервным даже эйфорию – неизвестным науке способом Феттель выигрывает в Малайзии, и даже Кими приползает там на четвертое место, после прокола.
Еще две гонки и вот уже на подиуме давно забытый праздничный набор в виде Кими и его бутылки. Итальянская пресса заходится в эйфории то от одного своего героя, то от другого, не забывая одновременно при этом возить мордой по столу того самого другого.

Вот с этой-то эйфорией мы и прибыли в Европу, и тут началось. Поскольку даже душераздирающие выступления МакЛарена не тронули сердца чиновников, и никто не запретил Мерседесу совершенствовать свой ядрёный реактор, долгими вечерними рейсами по пути в Европу те напридумывали себе всяких разрешенных регламентом гадостей, и уже в Испании началось привычное штампование побед, заставившее напрочь забыть про недавние арабские сказки Феррари.

Исключение подарило нам лишь Гран При Монако, но и то только благодаря феерической ммм…недальновидности одного из лучших, понимаешь, гонщиков современности. Жаль, упоминавшийся в начале DHL ограничился награждениями лишь за самый быстрый пит-стоп, потому что тут у нас готовый лидер в номинации самый тупой пит-стоп. Но наибольший след в истории оставил не он сам, и не тоскливая рожа Люси на фоне изящных каблучков принцессы Шарлин, а тот нездоровый энтузиазм, с которым команда Мерседес принимала на себя всю ответственность за этот пит-стоп. Хотя додумался до него лично Льюис и еще долго требовал от офигевшей команды его себе немедленно устроить. Какая-то у них там любовь на грани извращения, такое даже у Денниса в самые его темные годы, и то не каждый день случалось.
Даром, что в те далекие времена гонки вообще не показывали, но классик-то верно подметил, «Златая цепь на дубе том».

И хотя в Венгрии Феттель, который без пяти минут ровесник этого Гран При, вновь оказался невероятной умницей, унизившей штутгартское исчадие ада, на других европейских фронтах продолжалась привычная картина безжалостного блицкрига, что, как ни странно, привело к интересному факту – после Гран При Италии, закрывшей собой европейское турне, ровно половина команд успела побывать на подиуме. Это все потому, что как говаривал в свое время мудрый Хаккинен на вопрос о ситуации с братьями Шумахерами, «хорошо, что их не трое». Так и тут – сезон вроде тоскливый а статистика вон какая боевая. К этому можно добавить и то, что после Монцы девять из десяти команд заработали хоть какие-то очки.

В общем, остальные участники чемпионата, видя такое дело, стали потихоньку уходить в себя.
Рэд Булл борьбу на трассе в основном сменил на борьбу с собственным поставщиком моторов, чего легкоранимые по жизни французы совершенно не ожидали, и обида ребят за пусть и плохо, но с душой сделанный двигатель слышалась при каждом его запуске.
Справедливости ради стоит вспомнить, что в общем-то до такого состояния удалось довести и предводителя хондовских моторостроителей, но для этого потребовалась целая пресс-конференция уважаемого господина Араи с участием самых свирепых британских журналистов.
Вообще, японцы это особая нация. Правда, китайцы еще круче, но эти тоже хороши. Перед Гран При Бельгии, как раз там, где МакЛарен завоевал рекордные 105 позиций штрафа за многочисленные поломки мотора, который специально был задушен ради повышения живучести, тот самый Ю. (имя напрочь непроизносимое) Араи, не моргнув своим косым глазом, заявил, что на самом-то деле их детище уже на 25 сил мощнее, чем Рено, и аж на равных с Феррари. Чем последних немало огорчил, ибо итальянцы скорее мечтали догнать Мерседес, чем оказаться наравне с Хондой. Напоминает, как лет пятнадцать назад один уже упоминавшийся здесь яснолицый деятель обещал, что Россия вскоре догонит Португалию. А пока Россия мучительно догоняет этих паразитов, тут, говорят, ее саму буквально только что обошел Габон.
Да, так вот, сделав такие заявления, Араи-сан посмотрел затем саму гонку в Спа, где пилоты МакЛарен смогли обойти лишь те моторы Феррари, которым не посчастливилось очутиться под капотами все того же Мэйнора. Посмотрев, сообщил, что да, имела место небольшая неточность и на самом деле Хонде до сих пор не достаёт до Рено 180 сил. И ни вам харакири, ни просто извините.

Но это если морочиться подобной ерундой. А если взять себе в пилоты одновременно Грожана и Мальдонадо, то уже вообще не до моторов.
Проявившей подобное гражданское мужество команде Лотус досталось в течении года неслабо. Череда выступлений обоих пилотов, где один отвечал в основном за технические сходы, а второй специализировался на авариях в самых разных вариациях, оставила яркое впечатление. Среди наиболее запомнившихся можно назвать Австралию, где изнемогший за долгую зиму Пастор собрал сразу троих еще во втором повороте первого круга. Или Китай, где тот же Мальдонадо сначала промазал мимо пит-лейна, потом развернулся, затем, отчаянно догоняя пелетон, на такой высокой скорости смог попасть в неспешно ползущего Баттона, после чего продержался еще два круга, чтобы добить тормоза и, наконец, успокоиться в боксах. В Испании показал подзабытый уже класс как раз Грожан, сумевший при столкновении с напарником оказаться единственным выжившим. Ну и, наконец, Британия, где оба пилота смогли так удачно скучковаться, что на первом же круге их обоих вышиб с трассы Риккьярдо, который до сих пор не может поверить в этот успех.
Понятно, что при таких достижениях уже к Венгрии боссы команды начали попытки втюхать Лотус обратно Рено, и что самое поразительное, своего таки добились. Притом, что Рома уходит в услужение заокеанским хозяевам, мы будем скучать по этому Лотусу – другая такая команда появится нескоро.

А вот у Уильмса дела шли стабильно, но скучно. Вроде и машина ничего, и шансов никаких – даже когда удавалось лидировать, команда затем в полном составе вываливалась за пределы подиума, хоть ты тресни. От нечего делать Боттас периодически сравнивал себя с Массой, и это выводило его из себя. В конце сезона Вальттери переключился было на неплохие терки с соотечественником, но все равно, по его словам, сезон вышел хуже ожидаемого.

Алонсо, как мы знаем, первые полсезона занимался исключительно самовнушением, и достиг на этом пути неплохих результатов – парня не хватило буквально на последние пять-шесть гонок, дабы удержать веру в обреченность Феррари. Но слабосильный МакЛарен оказался сильнее-таки некогда крепкого духом испанца, и последнюю треть чемпионата Фернандо провел в вялотекущей истерике, до которой его не довело бы и целое стадо папашей Хэмильтона.

Примерно в это время пришли трагические известия из-за океана, где Хуан-Пабло совершил невозможное, проиграв в последней гонке титул, но про эту печальную страницу в истории Нового Света мы уже рыдали. Ничего, неудачи нас лишь закаляют. В следующий раз продуем уже закаленными как никогда.

Формула же вновь отправилась по всяким мировым закоулкам, где сразу же в Сингапуре случилось третье, последнее, и самое необъяснимое чудо этого сезона. Много было приведено причин – и температура трека, и время года, и тип резины, и тактика команд, и пакостливая натура самого Феттеля…
Так или иначе, но третью пощечину от соотечественника Мерседес не вынес и, по слухам, именно после Сингапура злобно внедрил в машину те самые таинственные изменения, которые с одной стороны позволили Люсе заранее стянуть главный приз, а с другой заставили залпом слить недавно еще тихому Николаю всё, оставшееся после этого печального события. Вогнав тем самым недавнего победителя Кубка конструкторов в немалый тупик вместо заслуженного зимнего отдыха.
Зато, кажись, впервые в истории по завершении последней гонки сезона вице-чемпион выглядел едва ли счастливее чемпиона.

Ну а напоследок, несмотря на приближающиеся праздники, нерадостные вести из финского бюро статистики, лишний раз доказывающие вред от наплыва иммигрантов. Цифры показывают, что минимум треть прибывающих в Финляндию являются прописными трезвенниками, в то время как среди коренного населения страны лишь 12% придерживаются этого заблуждения. Вот оно что получается, понаехавшие-то культурные устои разбавляют, мать их.
С другой стороны, поскольку настроение должно быть и впрямь праздничным, взглянем на это с другой стороны – с учетом того, что мусульмане по жизни вроде как вообще не пьют, получается что в страну Суоми стараются ехать в основном те, кто бухает. Или же начинают бухать ради этого. Какое все-таки уважение к традициям страны!

Merry Christmas & Happy New Year!

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.