Весенне-летняя страда(ния)

Гонки у нас нынче, кажется, зрелищные, а сказать про них особо и нечего. Вот ведь оно как. Получается, современная Формула-1 – зрелище просто […]

Гонки у нас нынче, кажется, зрелищные, а сказать про них особо и нечего. Вот ведь оно как. Получается, современная Формула-1 – зрелище просто неописуемое. Сбылись мечты идиотов.
Но все-таки ряд катаклизмов, имевших место в прошедшие пару месяцев, не заслуживают забвения, так что мы по ним и пройдемся еще раз, в целях глубоко исторических.

Первый из подобных катаклизмов стрясся еще на Гран При Сочи, если кто вообще про него помнит. Задуманные как родные, тамошние стены самым неожиданным образом повлияли на до тех пор не вызывавшего опасений Квята, и Даня с упорством спущенного с цепи бультерьера набросился на Феттеля, сначала растерзав, а потом и добив перепуганного однокашника буквально в первом же повороте гонки. Четырехкратный чемпион мира только и успел пискнуть «Да что здесь вообще происходит!», после чего его алый болид застрял побитым носом в совершенно неродной ему стене.
Последовавшее затем наказание Квята руководством команды оказалось стремительным и неожиданным, как аресты губернаторов. Однако в отличии от последних, надобно признать, что маневр удался – Квят с тех пор обрел абсолютную уравновешенность, регулярно дает предстартовые интервью Алексею, причем чем длиннее интервью, тем быстрее он затем сходит в гонке, притом безо всяких Феттелей. Так, мелюзга иногда по пути попадется, и говорить не о чем. А Феттель, надо сказать, и сам в состоянии дурака повалять, как например, в недавнем Сильверстоуне, где малыш сначала занятно скомбинировал лучший на тот момент круг с лучшим за всю гонку разворотом, а потом провел обгон Массы по принципу «живых свидетелей не оставлять».

Вскоре после Китая, где в далекие, но прекрасные времена Люся познавал ценный опыт медленной езды по гравию, последовала гонка в Испании, где великий, но слегка дурноватый британец пошел в так милую его душонке импровизированную атаку, и немедленно приобрел не менее ценный опыт быстрой езды по траве. Глядишь, когда его наконец выгонят из Формулы-1, легко найдет себе место в какой-нибудь автошколе, благо освоил уже езду буквально по всем покрытиям. Но не будем придираться, а скажем Льюису спасибо – в сезоне очередного беспросветного доминирования зрелище синхронно летящих в отбойник обоих Мерседесов наполняет сердце радостью, комнату воплями, а бокал новой порцией. Дайте две.

К сожалению, готовый уже было разразиться вселенских масштабов скандал руководство Мерседеса притушило с безжалостным профессионализмом – проведя по горячим следам очные ставки с виновниками сего психоделического ДТП, начальство приступило к подавлению волнений. Шествия насупленных боссов команды из домика в домик под камеру выглядели немного балаганно, но результат принесли. В итоге уже на следующий день Росберг был условно-досрочно выпущен на волю с многочисленными миролюбивыми интервью на тему остроты настоящей спортивной борьбы и важности здорового климата в команде, а Люсю, ради этого самого климата, просто закрыли молча дней примерно на десять. Эх, а как раньше-то бывало, во времена старины Энтони!
Бездушная немецкая машина.

Тем временем, выдернутый из обоймы всегда-готовых-пионеров на смену взбрыкнувшему Даниле неестественно бледнолицый киндерсюрприз немедленно победил в своей первой же гонке, подтвердив гениальность доктора Марко. Правда, победе этой понадобилось не только массовое самоубийство лидеров, но и как по заказу подобранной тактике для Риккьярдо, несостоятельность которой символично выпятило лопнувшее в конце концов колесо. Но гениальность начальника важнее.

Но это все мелочи. Подлинным антигероем испанской гонки оказался Кими Райкконен, вроде как добравшийся до подиума. Однако итальянская пресса, будучи и так вполне себе измученной постоянными унижениями от непобедимых танковых колонн с севера, требовала теперь всего и сразу. Лицезреть же определенную импотенцию Кими в плане пройти сопляка на Рэд Булле и хотя бы так отомстить этим треклятым газировщикам за другие четыре года унижений, оказалось выше ее сил, и она, то бишь пресса, разразилась.
На своем певучем итальянском языке журналисты были безжалостны и обзывали финна всяческими словами, коим место на заборе, и даже худшим пилотом в истории Феррари. А так всегда – если с душой за дело браться, то потом попробуй остановись.
Однако зная эту самую итальянскую прессу, никто не обратил особого внимания на этот отчаянный крик души. И правильно, ибо итальянская пресса насколько справедлива, настолько же и отходчива – прошло всего немного гонок, и вот уже продление контракта на следующий год с «худшим пилотом в истории» встречено вполне благодушно. Благо и Феттель как раз в Британии проехал так, что они теперь сами запутались, кто же у них самый худший.

Да, если про худших, то это про нынешнее Монако. В тех тесных стенах нынешний коллектив Королевы, солидная часть которого состоит из набранных неизвестно откуда малоопытных дилетантов на разной стадии формирования личности, просто обязан был чувствовать себя неуверенно до отчаяния. Он себя и чувствовал, и не только он, даже Райкконен сбился с пути истинного, хотя на него только что столько орали.
Стартовая решетка Гран При Монако, намокшая ровно в той мере, чтобы, с одной стороны, пейс-кар не покидал своей берлоги, а с другой, всем этим предоставлялась возможность проявить себя, навевала мысли о прекрасном. Просто тогда мы еще не знали, что пейс-кар может вылезти из берлоги и в такой ситуации.

Зато всего одного круга в нормальном, не прогревочном темпе хватило, чтобы Джолион Палмер, человек, наиболее известный тем, что его отец когда-то был никому не известным гонщиком, прекратил очередные мучения своей желтой колесницы, созданной французами, будто им мало было проблем только со своими моторами.
Как и недавно Люся, Палмер тоже постиг очередную для себя истину, известную даже велосипедистам – не гоняй безбашенно по мокрой разметке.

Прекрасны были и кадры из-под отеля Loews, где упомянутый Кими в некоторой задумчивости бороздил носом отбойники, прихватив с собой совершенно обалдевшего от такого счастья Грожана. Может, показать чего хотел давнему товарищу? Роман лишь подвывал по радио, однако новые правила строги и боксы не могли ответить, что тому бы следовало сделать с бывшим напарником.
К счастью, Кими вскоре отошел, и от забора, и вообще. Выпустив на волю французика, финн невозмутимо скрылся в тоннеле, с чувством глубокой внутренней правоты волоча под собой собственное антикрыло. Дабы никому не мешать, Райкконен направлялся в сторону служебного выхода, причем из-за этого торжественного проезда не то чтобы перекрывали улицы, но еще один бывший напарник финского аса таки пострадал – за подбитой Феррари застрял несчастный Масса. Который мог бы из-за этого потерять все шансы, если бы они у него вообще изначально были.
Расставленные вдоль трассы маршалы почтительно провожали взглядами искрящего об самый дорогой асфальт в мире экс-чемпиона, калитка была гостеприимно распахнута, цветы наготове, а любящие позадираться судьи under investigation машинально, конечно, завели, но наказывать в такой момент не рискнули.
В целом, хороший получился вылет, очень так по-княжески, блюдя церемонию.

Куда скромнее, но совсем уже привычно сошел Квят, у которого на этот раз «машина зависла на постоянной скорости». Что это такое, понять трудно, зато, как уже отмечалась, вырисовывается тенденция – чем больше Леша пристает к нему с расспросами про гонку, тем меньше затем Даня в ней участвует.

Следующим номером стало юное голландское дарование, на 35-м круге талантливо впечатавшееся в отбойник, причем здесь это уже второй год подряд. Не Сенна, конечно, но определенные отношения с Монако у парня уже складываются.
До вылета говорили, что в этот уик-энд Макс производил впечатление «самого агрессивного гонщика». Какое впечатление сложилось после вылета, нам чего-то не рассказали. В общем, как в одном детском стишке было:

«Способ безопасный самый – перейти дорогу с мамой».

Но оттуда же в тему продолжение:

«Но гораздо будет лучше,
Если нас она научит,
Как без бед и по уму
Сделать это самому».

Так что команде есть еще над чем поработать.

Быстренько перекурили, и вот уже Кевин Магнуссен, сквозь которого недавно на своей постоянной скорости протерся Квят, с побитым носом возвращается в боксы. От всея Рено в гонке теперь остались одни только двигатели, и может, оно и к лучшему.

Напоследок славные пилоты Заубера, Наср да Эрикссон, чем-то напоминающие давнишних Чука и Гека, подарили внеочередную порцию критических дней своей любимой руководительнице, не поделив поворот в Раскассе.
А все оттого, что руководительница скомандовала Фелипе Насру подвинуться к такой-то матери, дабы пропустить спешащего аки на срочный вызов Эрикссона, но бразилец отнесся к данному приказанию в полном соответствии с духом и буквой своей фамилии. А то вишь, бабы раскомандовались! Дома ж благородные доны педро на смех поднимут.
В результате не по-шведски горячий Маркус решил взять дело в свои руки, как он его разумеет, ну и очень скоро Наср с незапятнанной честью тоскливо дымился прямо у ворот своих боксов, а Эрикссон протянул еще два круга и тоже издох.
Руководительница орала еще дня три, но в итоге все живы.

Венцом же гонки стал тот самый гениальный пит-стоп в исполнении Рэд Булл. Судьба будто сжалилась над непутевым Люсей, компенсировав тому его собственный, еще более идиотский пит-стоп здесь же, неизмеримо ожививший гонку годом ранее. Хотя на Риккьярдо, да после недавнего испанского фиаско, смотреть было страшно.
А воспитанное годами конспиративное формульное сознание так и рисует себе образ старшего Ферстаппена, всеми силами коварно портящего решающий пит-стоп Дэну Риккьярдо, дабы тот не оттенял сыночка. Уж что-то, а кому-нибудь что-нибудь испортить…Йос только это и умеет.
Вообще зря они так с Даниелем. Человек, который снимая перед стартом гонки наушники с музыкой, продолжает как ни в чем ни бывало трясти башкой, его все-таки попусту лучше не раздражать.

В Канаде, казалось, опять будет праздник, так уж самозабвенно сцепились на самом старте два Мерседеса. Однако дальше как-то не пошло, и пришлось в основном любоваться красивейшими пейзажами вокруг трассы, причем не только зрителям. Хотя после энтузиазма народных масс, проявленном в Монако, на канадскую стену чемпионов возлагались большие надежды.

Но ладно еще Канада. В конце концов, стена чемпионов, она для самых достойных, а у нас с годами все больше отстойных. А вот Баку вообще не оправдал возложенных на него надежд.
А надежды были и еще какие. Даже более того – на фоне сегодняшней неусыпной борьбы за безопасность вообще с трудом можно было понять, кто, как и за что дозволил столь безалаберно прекрасное сочетание скоростных прямиков и изощреннейших поворотиков без малейших зон вылета. Чуть что, и вот тебе суровый кавказский бетон. Да и вообще, море-солнце-город, ну просто второе Монако, где еще и обгонять можно.
И ведь не беспочвенны были надежды – судя по тревожным интервью, которыми исходило большинство гонщиков, а также по жизнерадостной гонке какой-то недоразвитой серии накануне, в этот раз пейс-кар требовался не просто с самого старта, а еще и каждому.
И что мы получили? Тот самый чудесный, самый многообещающий, даже не поворот, а целая загогулина за номером то ли 8, то ли 6, и таки лишь один баран на него и попался. Самый подходящий, безусловно, но остальные-то чего сюда приехали?
В общем, с трека в Баку еще однозначно причитается. Но свое, непохожее ни на кого, очарование он уже проявил – ну где еще услышишь как «лидирующая группа Мерседесов и Феррари сворачивает на проспект Нефтяников». Разве что в Москве, про Гелендвагены.

Зато вполне в струе большинства последних гонок случилась у нас Австрия – немного столкновений, немного скандалов и типичный ассортимент физиономий на подиуме. А вокруг пронзительно зеленые альпийские луга вперемежку со сказочно темными альпийскими лесами. К слову, красивая все-таки страна, но как жаль, что моря нет. Пожалеем несчастных австрийцев.
Надо признать, черно-белый дуэт в очередной раз выступил достаточно ярко. Продержать всю гонку в ожидании какой-нибудь очередной скандальной развязки, и не забыть-таки ее учинить буквально в последнем повороте, когда вроде уже все по домам, это прямо хореография какая-то. Разве что судейский вердикт немного подпортил послевкусие, вернув нас во времена ранней политкорректности, когда бы что Люся с папой не натворили, виноват все равно Алонсо.
Так и тут, сколько ни размышляй о том, что обороняющийся имеет право занимать в повороте любую траекторию в пределах трассы, тем паче с дохнущими тормозами, и это вроде дело атакующего хоть примерно представлять последствия своих решительных и смелых действий, но…судьям оно завсегда виднее. Это еще спасибо им за скромные десять секунд – некоторые наиболее продвинутые комментаторы с уходящего вдаль острова всерьез озаботились обсуждением преднамеренности попытки Росберга выбить их драгоценность с трассы, и что с ним за это надо сделать. Даже страшно стало.

Само собой, наши боевые петухи не сдали взад и после гонки, каждый привычно защищая себя любимого. Росберг, правда, получив пусть и формальные, но обидные десять секунд, отмахивался уже вяло, зато Люся не уставал повторять всем желающим и не очень, что он был «снаружи поворота, и потому не виноват». Ваще. А помнится, когда в Канаде Люся тоже вышиб Колю, только на старте, он оборонялся тем, что «был внутри поворота, и потому не виноват».

Эта история, кстати говоря, напомнила еще и нынешнее Монако, где Льюис в Бассейне блестяще отбивал атаки Риккьярдо аналогичным методом, вызвавшим протест Рэд Булла судьям, ан нет, утомленная раздумьями о Кимином вылете, Фемида уже крепко спала.
И пусть это случаи единичные, но на этом фоне порхнувшая из лешиных уст фраза про австрийский аэропорт, где стоят два бизнес-джета двух самых важных персон Ф1, Экклстоуна с Хэмильтоном, ух как напоминает некоторых деятелей кое-чего кое-где, которые благодаря знакомству с кое-кем обладают ну просто завидным иммунитетом от чего угодно. Даже, говорят, собак вот тоже возят аналогичным способом. Ввиду чего обломись, Люся, дешевые у тебя понты с джетом-то.

Ну а с кем в этот раз можно полностью согласиться, так это с Тото Вольфом, который возмущается тем, что они там у себя в Мерседесе выглядят как идиоты. Подумаешь, нашел чего переживать – не вы первые, не вы последние.
Но это если ради шутки. А по-серьезному, так в самом деле зря переживает, ведь при нынешнем положении вещей сумрачный немецкий гений инженеров перевесит любые глупости своих блистательных пилотов.

При этом идиоты идиотами, но все равно им спасибо – если бы не их регулярные стычки, на что там вообще смотреть? А так пусть и безнадежная, но зрелищность.

Помимо Мерседеса, прекрасная альпийская трасса оказалась щедра на сюрпризы и для некоторых других команд.
В МакЛарене, крестясь и охая, с самого старта не могли наглядеться на Баттона, вопреки всем законам гравитации долгое время державшего второе место, и в итоге еще и принесшего настоящие очки. Хотя до сих пор совместное порождение отчаянно Восходящего в Туманах Альбиона Солнца, при всех своих достоинствах, не сочетало несочитаемое – машина ехала либо более-менее быстро, либо сколько-нибудь долго, на выбор.
При этом такое ощущение, что про Алонсо в этой гонке в МакЛарене не вспомнили ни разу.

Интересная закавыка случилась и у их бывших главных недругов, которые Феррари. Как выяснилось после сей славной гонки, покрышка у напугавшегося именинника взорвалась не потому, что команда, стараясь мыслить неординарно, продержала Себастьяна на трассе излишне долго. А взорвалась она, скорее всего, потому, что до старта гонки эта самая покрышка проехала еще три круга в квалификации. Касаемо чего жизнерадостные макаронники в своей стратегии то ли забыли, то ли забили.
Конечно, соотечественники из Пирелли выручили, возможно даже бесплатно, взяв вину частично на себя – колесо, мол, просто слишком резко износилось, такого никто не ожидал.
Но дело-то не в этом, а в том, что вызванный после вылета одной Феррари пейс-кар тем самым испортил гонку второй Феррари, ибо в кимином календаре пит-стопов на эту гонку пейс-кар не значился вовсе, а уж причиненный напарником и тем паче. Иначе, как признались сами красные, Райкконен переобулся бы в другое время и в другом месте, и смог бы пройти несовершеннолетнего, который к тому времени свои шины порядком разлохматил бы.
В английском есть подходящее выражение для всего этого – friendly fire victim.
Кстати, папаша Ферстаппен в очередной раз ощутил необходимость напомнить миру о гениальности своего отпрыска, и объявил, что после Австрии Макс уже вдвое лучше его самого. Ну вот это как раз нетрудно.

А что до нечаянно помогшего Ферстаппену Себастьяна, то его и вовсе потянуло к прекрасному – урвав денек в плотном графике гонок и вылетов, Феттель купил себе галерею портретов всех 32 чемпионов Формулы-1. Будет теперь с кем выпить, коли Кими жена не отпустит. Хотя, по правде, Кими вообще редко с Минтту расстается. Любит он ее очень.
Да, а кто тоже хотел себе такую галерею, да не успел, не расстраивайтесь – тот же безумный автор выставил на продажу портрет самого Берни. Деньги от продажи поступят в госпиталь Great Ormond. Возможно, вместе с тем, кому понадобится изображение физиономии Берни, да еще и за свои деньги.

Ох, ну а что до Сильверстоуна, то одно только решение стартовать с пейс-каром не только под дождем, но и просто когда мокро, испортил настроение достаточно. Ну а дальше лучше и не стало. Так что оставим эту гонку тем тысячам прыгавших по трассе болельщиков, которые истово рады видеть в Люсе настоящего британского гонщика.

Таки вы еще спросите, как дела у Монти? Ой, лучше и не спрашивайте!

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.