Я другой такой Гран При не знаю

Это был тихий летний вечер, где легкий морской бриз с переменным успехом развеивал ароматы от попрятанных за кустами на выходные мангалов, а ласковое […]

Это был тихий летний вечер, где легкий морской бриз с переменным успехом развеивал ароматы от попрятанных за кустами на выходные мангалов, а ласковое летнее солнце красиво отражалось от стеклянных фасадов нового Баку и блестящей лысины не столь уже и нового, но неизменного, как Старый город, товарища президента уважаемой республики.

Известный спортивный журналист Тэд Кравитц, нежась в окружении восточных красавиц, предсказывает довольно незамысловатую гонку с одним пит-стопом, щедро поливая свою речь  профессиональными размышлениями о суперсофте и прочих резиновых тонкостях. Вот за что вообще людям деньги платят.
На его фоне выгодно смотрелся товарищ Алексей, неустанно бегавший взад-вперед по паддоку в каком-то неописуемом головном уборе, причем в пользу Леши играл и тот факт, что самого его не было видно, а только слышно, что все-таки лишь полбеды.

Камера выхватывает необычно озабоченную физиономию Себастьяна Феттеля, но все уверены, что это из-за смены двигателя. А он им говорит, что не из-за этого, но никто не верит, а зря.

Наконец, вдали раздаются раскаты азербайджанского гимна, машины послушно выстраиваются согласно забронированным накануне местам, товарищ президент поднимается в будку махнуть ручкой, всё чинно-благородно и готово к старту. (Кто бы объяснил дорогим властителям, сплошь и рядом повадившимся одаривать толпу своим драгоценным явлением, что первый раз, лет двадцать назад, это еще было свежо и оригинально, а сейчас они уже все в печенках сидят, любимые наши. Спасибо хоть, Берни не успел продавить Гран При Пхеньяна, там бы до гонки парад часа на три, и после торжественный митинг еще на пять).

Царственный взмах и только что смиренных гостей далекого кавказского дома словно подменили – презрев всякую вежливость, орава гонщиков, матерясь и толкаясь, срывается к первому повороту, словно гоночную трассу и вовсе забыли отгородить от обычной бакинской улицы.

Президент не успевает еще в сопровождении принарядившейся по случаю супруги покинуть командную будку, как внизу раздаются неподобающие моменту визг и грохот – житель Италии Квят, находящийся по уверениям Алексея, на своей второй домашней трассе, и впрямь ведет себя как дома, ничего не стесняясь. Сходу промазав первый же поворот трехсоткилометровой дистанции, Даня решительно и беспощадно возвращается на трассу, вусмерть перепугав собственного напарника, который совершает противолодочный маневр «все вдруг» и оказывается в самом хвосте. Да, нет там тех очков, зато всё тихо и спокойно.

Впереди в это время творится настоящая хардкорная классика – в один поворот  одновременно и упрямо пытаются войти два отмороженных финна, чего им никогда и нигде не удавалось. На глазах у представителей власти Боттас портит столичную стену посредством Райкконена, после чего застенчиво скрывается в боксах.
Кими, в свою очередь, каким-то чудом удается остаться на трассе, где его алая Феррари будет еще долго разваливаться на части.

Покуда в самом центре столицы Азербайджана происходит очередной этап финской гражданской войны, благодаря которому Феттель совершает ход, ценность которого мы поймем позже – просочившись непосредственно в хвост Люсе, Фернандо Алонсо совершает едва ли уже не третий обгон за сезон, проходя Эрикссона на двенадцатом месте. При этом и второй МакЛарен продолжает совершать самостоятельное и целенаправленное движение по трассе, демонстрируя новые высоты, взятые японскими специалистами.

Обалдев от собственной прыти, за третью ступеньку пьедестала сражаются Ферстаппен с Перцем, не подозревая, насколько труды их тщетны.

Вопреки прогнозам все того же Кравитца, что пит-стопы начнутся по расписанию после двадцатого круга, всё начинается ранее – у второго по родственности тротуара безнадежно притормозил Квят, вызвав на трассу машину безопасности, а в комментаторской кабине ожидаемый фонтан слез да соплей.

Но оставим этих двоих упиваться обязательной для центрального телевидения порцией горя. Ибо появление первого пейс-кара в до того еще довольно мирной обстановке возвестило начало истинного веселья.
Для начала один из главных героев дня, а именно Люся, выступил с революционным предложением заставить пейс-кар ехать побыстрее, а то с ним скучно так, аж шины остывают.
Экипаж пейс-кара, который и так едва вписывался на этом чемодане в узкие улочки Старого города, обиделся и уехал обратно в боксы. Однако не успел мартыш и компания порадоваться такому решению проблемы, как проклятая медленная машинка с мигалками почему-то высунулась вновь. Ни аварии тебе, ни хотя бы дождя…
А все дело в том, что нехорошо сорить на улице столичного города. Мало того, что Райкконен все это время методично посыпал трассу деталями своей Феррари, не иначе как бормоча «я знаю, что я делаю», так два странных человека на еще более странных розовых болидах, волею судьбы оказавшихся в лидирующих рядах, не оценили подарка судьбы и красиво столкнулись на ровном месте, забросав позорного цвета обломками всю проезжую часть. Совсем ездить не умеют. И что это вообще за цвет такой? На Кавказе в таком последний поц не поедет. А тут по центральным улицам, да в выходной день. Чувства многих оскорблены.
Видя такое безобразное поведение в исполнении залетных гостей, даже трудолюбивые азербайджанские дворники возмутились и потребовали немедленно пейс-кар и двойную оплату за сверхурочные.

При всем при этом в голове пелетона творились совсем уж дикие дела – Масса выходит на третье место и пытается  угрожать самому Феттелю, которого, как мы вскоре узнаем, лучше вообще не злить, а на четвертом месте оказывается Лэнс Стролл, который на трассе подобного типа обязан был вылететь максимум на втором круге.

В качестве компенсации этого недоразумения, к 21-му кругу в сошедших числятся уже аж пятеро пилотов – к ранним жертвам присоединяются не осиливший Окона Перец, ну и Кими, наконец-то добивший свою Феррари и красиво, по раллийному, ввалившийся в боксы на трех колесах.

То ли у судей, то ли у президента не выдерживают нервы, и во спасение древнего города над сверкающей обломками трассой выкидывают красный флаг. Но не это привлекает всеобщее внимание, а воистину сенсационные кадры, разом напомнившие и Выезд Из Тоннеля А Чё Он Тормозил-2004, и даже Нечаянно Дернулся Руль В Хересе-97, даром что во всех трех случаях задействована алая Феррари. Только теперь-то она хорошая.

Весело насвистывая песенку себе под нос, Феттель явно прозевал неожиданный приход у Люси, который еще пять минут назад рассказывал боксам, что сам знает, как и чего там с дистанцией до пейс-кара. И хотя как правило кто сзади, тот и виноват, в оправдание Себу скажем, что пейс-кар все же как раз и придуман для обеспечения не только медленного, но и равномерного и стабильного движения машин по трассе.
Что же до второго акта этой короткой драмы, то в еще одно оправдание Себастьяна заметим, что он вообще всегда пугается, когда во что-то неожиданно врезается – будь то белый щит на обочине, или же черная задница перед носом. В любом случае, это было прекрасно, давно уже назрело, в общем Пинок Десятилетия. Интересно, что на одном из кадров видно, как из притихшей позади колонны гонщиков выглядывает один лишь Кими, будто приглядывая, не обижают ли там его юного друга.

В неоправданье ж судьям скажем, что находясь под явным впечатлением от увиденного, малохольные чинуши поспешили дать совершенно одностороннее решение, ничуть не утруждая себя попытками разобраться в мыслительном процессе Люси, который просто на ровном месте как раз и выразился в чем-то, очень похожим на dangerous driving. «Гатых эээ!», как сказали бы бакинские водители и были бы правы.
Даже при том, что копаться в мартышкином котелке занятие не из приятных, но раз уж назвался судьем, полезай, так сказать.

Конечно, это был пик гонки, если не всего сезона. О чем говорит и повышенный онанизм ФИА, собравшейся еще раз рассмотреть и как-нибудь еще раз наказать Феттеля за такое страшное преступление. Одного раза показалось мало, но второй так сразу и не придумаешь. Напоминает историю с одним известным возбудителем номенклатурного спокойствия, которому шьют дело за делом, но поделать-то ничего и не могут. У нас же одна надежда – на главнокомандующего Хрюшу, авось своих-то не сдаст.

В общем, всё, ребята, мальчик вырос. Хулиганом.

А в целом крепнет и ширится ощущение, что даром что слегка мутные, но новые владельцы привнесли в заэкклстоуненную до ужаса Формулу-1 прямо свежий ветерок, дух бесшабашности, что ли. Конечно, бывал у нас в прошлые годы и Грожан в припадках юношеского энтузиазма, и неповторимый по сей день Мальдонадо, но сейчас поперло, кажется, вообще всех.
Месяца не прошло, как благодарная общественность веселилась, глядя как когда-то интеллигентный Баттон в буквальном смысле поставил на место зарвавшегося конкурента, да так, как в не каждом Наскаре еще смогут. Теперь же восхищаясь некогда застенчивым Фитилем, смело наскакивающим на еще недавно сакрального мартыша и затем паинькой возвращающимся на свое место типа «а ничего и не было», возникает лишь один вопрос – что еще нам подарит этот чудесный сезон?

Что до той прекрасной гонки, то когда руководству оной надоело играться то с желтыми, то с красными флагами, процесс было возобновился в прежнем стиле.
Получивши крепкий пендель, Люся рванул вперед, поджав побитый хвост, и стараясь держаться  минимум в паре секунд от Феттеля, и уж более особо нигде не притормаживать. Этот, казалось бы, верный путь к спасению оказался роковым – не иначе, как вызванная избыточно набегающим потоком воздуха, у Люси начала отваливаться его нарядная серебристая манишка. Зрелище мартыша, на прямиках отчаянно пилотирующего одной левой, а другой, что правая, придерживающего болтающийся воротник, это что-то такое родом из кустарных пятидесятых, навеяло. Редкостная поломка, что и говорить, и ведь как вовремя. Высшие силы тоже иногда смотрят гонки, и волюнтаристское наказание Феттеля было немедленно компенсировано. Хотя нельзя не отметить, что психуй Себ поменьше, и гонка была б у него в кармане.

Итак, после штрафного отстоя Феттеля, во время которого его успокаивали рассказами о том, что у того чумазого мальчишки, который плохой, у него все еще хуже, и, собственно, экспресс-приклеивания люсиных причиндалов обратно к Мерседесу, в лидеры у нас вырвался человек, который не просто стартовал десятым, но и чьей победы желает все меньшее и меньшее число пилотов, так как потом приходится пить из потного ботинка. Который, судя по физиономии Стролла на подиуме, тот никогда не моет и вообще он достался ему по наследству от первых колонистов.

После этого по трассе стало распространяться долгожданное затишье. Нет, конечно, после бури дует еще долго и народ продолжал по-всякому покидать гонку. Даже обычно уравновешенный Хюлькенберг и тот не выдержал, в один прекрасный момент убив себя об стену. За ним последовал Масса, которого без шума и пыли просто закатили в боксы, ибо хватит уже, затем пришло время Перца, который в такой гонке чувствовал себя как рыба в воде, ну и с соответствующим результатом. Преодолев последствия трудов своих механиков, Серхио скрылся в боксах с высоко поднятой головой. Ах, какой выдался денек!
Последним доломал-таки свою несчастную Феррари Райкконен, отвалив ровно за круг до финиша. Чего его вообще на трассе все это время держали, довести машину до такого состояния, ее теперь даже продавать стыдно. Даже на бакинском рынке.
Из тех же, кто еще на что-то претендовал, больше всего свезло Боттасу, который, как выяснилось, обыграл всех своих основных соперников тактически, испортив себе гонку раньше всех, и теперь стремительно возвращался промеж сошедших, наказанных и прочих Оконов.
На этом фоне прекрасен был Алонсо, пробубнивший про то, что они могли выиграть эту гонку, хотя перед ним оставалось еще семь машин. Оптимист он все-таки. Тем не менее, нельзя не поздравить испанца с таким успехом – при живой половине пелетона приехать на этом механизме в очках, да еще и сразу в двух, это как третий титул получается. Одно плохо – чудо-японцы теперь совсем расслабятся, выше головы-то в этом сезоне им уже не прыгнуть.
Но это страхи будущего, а пока что великолепный Фернандо, человек, сумевший в этом году сойти даже в Инди-500, получает свои два очка, врываясь в турнирную таблицу. Хочется добавить, к ужасу своих конкурентов, но так сильно издеваться все же неудобно.

Тем временем, гонка близилась к закату, и Люся вновь продемонстрировал, что и пнуть-то его мало, привычно попытавшись использовать простого труженика Боттаса, пыхтевшего где-то впереди перед Феттелем, в своих гнусных личных целях. Кажется, у черного господина входит в моду пользовать напарников для борьбы с соперниками. Самое поразительное, что в этот раз он был послан, причем не Боттасом, а из боксов. Неужто слухи и непривычно довольная в Баку харя Алонсо не врут, и испанец втихаря подписался-таки на следующий год в Мерседес?

А что до Боттаса, которого впервые не дали нагнуть, то и слава богу. У той гонки просто не могло быть обычного финиша, там нужен был финальный этюд в духе всего этого дня, и Боттас исполнил его в лучшем виде. Да и Строллу пока что хватит третьего места, а то загордится чересчур. Благо чрезмерно самоуверенных юношей призывного возраста в паддоке и без него хватает.

В общем, все те аварии и пейс-кары, которых так ожидали в Баку год назад, поднакопились и вылились в этот раз в виде месячной нормы, заставив многих выпасть в осадок. А поскольку у нас теперь новое руководство с более неформальным подходом, к нему имеется просьба внести изменения в календарь и проводить Гран При Азербайджана раза три-четыре в год. Больше не надо, а то ЮНЕСКО не переживет.

Ну а пока поздравим нашего хулигана с днем рождения – 30 лет подследственному стукнуло. Среди множества подарков особенный случился от Кими в виде телерекламы (ролик есть в сети), ну а другой ценный подарок ожидается, видимо, вскоре от ФИА.

В заключение, и безо всякой связи с вышесказанным, хочется с гневом отметить, что пока ответственные за писанину на данном ресурсе пребывали неделю назад в Таллинне, в Питере гостил небезызвестный в ограниченных кругах Хуан-Пабло Монтойя, со своей лошадью и прочим семейством. Но как только ответственные вернулись в Петербург, Хуан-Пабло немедленно перебрался в Таллинн. Ну не сука ли?

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.