Я другой такой Гран При не знаю – II

Итак, что бы там ни было впереди, чего бы уже не случилось позади, но свою долю праздника в сезоне 18-го года мы уже […]

Итак, что бы там ни было впереди, чего бы уже не случилось позади, но свою долю праздника в сезоне 18-го года мы уже получили – Гран При Азербайджана стрясся, как настоящее кавказское землетрясение, отвечая самым трепетным ожиданиям болельщиков, и постепенно становясь безоговорочно любимой гонкой календаря. Кто бы мог подумать.

Первым делом хочется отметить мужество наследного президента сей прекрасной южной республики, богатой нефтью, арбузами и, особенно, их торговцами.
Так вот, несмотря на весь бардак, устроенный гостями столицы год назад, президент вновь не побоялся появиться на трассе, хотя пилотов в этих краях вставляет почему-то так, что пилотируют они не просто от души, а прямо вдребезги, и только успевай разбегаться.

Именно это, вопреки модной нынче политике терпимости и прочего маразма, вызвало всплеск энтузиазма у кровожадной аудитории Формулы-1, которой все хочется зрелищ, да пострашнее, о чем много и с возмущением писали еще советские газеты.
Перед гонкой выступила эффектная брюнетка со странным именем Нигар, которая у них там отвечает за связи между общественностью и этой прекрасной трассой. По ее словам, именно после Гран При 2017 года, после всего того, что было, зафиксирован огромный рост продаж билетов на нынешнюю гонку. «Прошлогодняя гонка в Баку стала отличным подспорьем в пропаганде нашего этапа по всему миру», вот прямо так и сказала. И не поспоришь.
Согласно Нигар, помимо лавины россиян, наибольший отклик в сердцах произошел в Великобритании и других странах ЕС, которые раскупили почти всё, включая пальцанутую трибуну «Филармония», еще в феврале. Хотя, кажется, первое место занимает не какая-либо национальность, а фанаты Carmageddon, наконец-то обретшие родную гавань.
В то же время мадмуазель посетовала, что сами азербайджанцы пока не осознали свалившегося на них праздника и не проявляют подобного энтузиазма. Что легко объяснимо, так как в гонке они вряд ли увидели для себя что-то новое, ежедневно сталкиваясь с подобными ситуациями на тех же самых улицах родного города.

Помимо зачарованных болельщиков, этап 2017 года, уверена Нигар, стал именно тем событием, которое сподвигло Майами подать заявку на проведение своей городской гонки в следующем году. Мало того, клубы дыма, визг и обломки, нависшие над жемчужиной Каспия прошлой весной возбудили даже чиновников уютно-сонного Копенгагена – если верить этой самой мадам Арпадарай, датчане даже нанесли в Баку визит во время нынешней гонки. Если всё оно так, ребята явно слетали не зря. Как говорят, в ходе посещения гонки датчане общались с директором трассы, которого в Баку знают как Рафика, а также зачем-то встречались с Кевином Магнуссеном, хотя последнее явно не принесло никому ни малейшей пользы.
Зато после всех перенесенных впечатлений власти Копенгагена не на шутку перевозбудились и прямо посреди ночи звонили самому Тильке. Который не успевши снять колпак, от предложенной идеи пришел в глубокий восторг и сообщил, что Копенгаген уникальный и настолько прекрасный город, что там можно забубенить такую трассу, что пока спросонья и описать сложно.

Повод для оптимизма действительно есть – как и в Баку, в Копенгагене тоже имеется море, есть свой старый-новый город, есть всякие хитрые улочки, а что нету харизматичного проспекта Нефтяников, так зато есть головные заводы и Карлсберга и Туборга, так что праздник просто обречен на успех.

Ну а пока громадье планов еще только складывается в безумном сознании Тильке, мы останемся в Баку и вместе с потирающей руки мэрией датской столицы предадимся празднику текущему.

Покуда еще Мерседес не нахныкал в Пирелли какую-то особо левую резину, на которой ему одному так хорошо, на поуле еще торчал Феттель, такие вот славные бывали денечки.
И как только табуну дали добро на беспредел, нестареющий немецкий паренек уверенно сохранил свое преимущество, шустро скрывшись в лабиринтах улочек старого Баку, прямо не хуже местных пацанов, линяющих от дворника.

За ним ковырялись чего-то там себе Люся с Боттасом да Дэн с Максом, но живее было еще чуть позади – как и ровно год назад, Айсмен здесь горяч, и вновь  не обошелся без контактной борьбы. В том году это шельмец Боттас нахально запустил старшего товарища в стену, после чего Кими на трассе сохранялся еще долго, но страдал уже неимоверно. Но теперь уже сам Райкконен, наученный горьким опытом, первым переходит в наступление, ввиду чего некто Окон открывает счет разрушениям городской инфраструктуры, а Кими продолжает править твердой рукой, правда, все-таки в боксы, где его переобули-переодели и выпустили обратно.
Тут как раз вовремя подвернулся еще один ремейк прошлого года – тогда, помнится, нынче уже многократно уволенный Квят не осилил и круга, вылетев в первом повороте. В этот раз товарищ Сироткин, подхватив выпавшее было из рук соотечественника знамя, тоже не стал откладывать дело в долгий ящик и быстренько убрался, причем об самого Алонсо. Но, немного перефразируя, что русскому смерть, то испанцу боксы, куда он необъяснимо как и попёр, разбрасывая по трассе сначала обломки, потом покрышки, а затем вообще все подряд, что не приколочено.

Экипаж пейс-кара, который еще заранее настаивал на прибавке за очевидные сверхурочные на этом Гран При, по-южному сочно сплюнул и поспешил за руль. Вскоре такое знакомое для городской трассы зрелище вело свой хоровод по бульварам и проспектам.

С уходом пейс-кара Феттель, как прилежный ученик, сделал все по учебнику и даже старательнее, спрессовав перед рестартом пелетон так, что прошлогодний выверт в его исполнении мог бы сейчас случиться с десятком машин.
Посему битвы впереди опять не случилось, а возня и обиды начались в районе четвертого-шестого мест.

Будущий звездный дуэт Гран При Баку-2018, Ферстаппен да Риккьярдо, свою первую на сегодня схватку провели довольно буднично, и голландец прошел австралийца, однако на хвосте он привез невесть откуда взявшегося испанца в лице Сайнса на его унылой Рено. Несмотря на этот прискорбный факт своей биографии, Сайнц набросился на Риккьярдо как живой, и протиснулся между двух Рэд Булл. Затем разошедшийся испанец  решил навязать борьбу и Ферстаппену, но тот как-то сразу скис и Сайнцу ничего не оставалось, как по-быстрому пройти и того.

Не успели перекурить, как ситуация повторилась один в один – уже вторая Рено Хюлькенберга быстро проходит австралийца, затем так же шмыгает мимо Ферстаппена. Ну то понятно, если уж Сайнцу можно, то Хюлькенбергу и подавно надо, он-то в Рено чем-то вроде местного Алонсо выступает. Рыцарь печального образа.
После таких передряг оба пилота Рэд Булл, следя чтоб эфир был открытым, пожаловались на проблемы с зарядкой аккумулятора. Пусть и подозрительно хором вышло, но лицо-то надо сохранить.

Однако пребывание Хюлькенберга на пятом месте было кратким, так как на 11-м круге он ошибся в четвертом повороте. И на солнце есть пятна. Опытный немец, стабильно никогда не добирающийся до подиума, и на этот раз решил задачу-минимум, расколотив заднюю часть своего Рено, и сойдя в итоге с пятой позиции в пятом повороте.

Впереди, тем временем, каждый занимался своим делом. В Рэд Булл, похоже, то ли решили свои проблемы с аккумуляторами, то ли перестали вешать лапшу на уши, но Ферстаппен начал обратно приближаться к Сайнцу, который предпочел не нагнетать обстановку и свалил на свой первый пит-стоп целым и непобежденным.
Далее Феттель старательно отрывался от Люси, создав к 20-му кругу  четырехсекундный зазор над, казалось бы, непобедимым Мерседесом. Вдобавок к этому на следующем круге Люся и впрямь показал себя истинным британским джентльменом, мазанув поворот, пустив дыму и оквадратив резину. После такого подарка, одарившего Феттеля еще тремя бонусными секундами, Люся немедленно отправился на пит-лейн, брать поганить следующие шины.

И вот, когда казалось бы, все уже так шло хорошо, Феттель тихо-мирно едет в боксы, и возвращается в конце тридцатого круга, на мягкой удобной резине и с комфортными 7.9 секундами преимущества над Люсей. А что Боттас впереди секунд на десять, так тому еще пит-стоп предстоит. Но кто ж знал, что ему, лишенцу, так с этим пит-стопом повезет! Но кто ж тем более знал, что по этому поводу все равно не стоило нервничать и горячиться! Вот Феттель точно ничего этого не знал.

А всё это безобразие заваривалось чуть позади. Пара Рэд Булла, которые в Баку забыть друг друга не могли всю гонку, продолжали свое свирепое сражение без оглядки на последствия, как верно подметил один комментатор. Вот и сейчас между ними назревал очередной размен позициями, если судить по череде перетормаживаний и хаотичного метания по траектории. Шедший четвертым Ферстаппен не выдержал первым и пожаловался на ослабление сцепления своих стареющих шин с вечнозелеными улицами Баку, которым названия типа проспекта Нефтяников до сих пор подходит так, будто на дворе времена комсомольских строек.
Коварный Риккьярдо, услыхав такие радостные вести, немедленно набросился на  товарища по команде, дабы обогнать, да еще и снаружи. Австралиец, прекрасный в своем запале, мастерски удержался на внешнем радиусе, счастливо разминулся с отбойником и прошел юное дарование, но все это было зря. Ибо вскоре после того обоих драчунов позвали на пит-стоп, после которого дарование оказалось опять впереди. Если бы не шлем, то на Риккьярдо было бы страшно смотреть. Масла в огонь подлил еще и инженер Дэна, который завалив тому пит-стоп, призвал теперь «все это сделать снова», и этим практически прекратил участие всей команды в гонке. Полезный у них член команды нашелся, столько дел-то за раз навалять. Как бы теперь квартальной премии не лишили.

Звереющий Риккьярдо вновь ловит в прицел мечущуюся по трассе задницу своего молодого, но такого нахального напарника. Мечтая о прицеле настоящем, Дэн жмет тапку и выходит на правый фланг, однако товарищ по команде настороже и слегка смещается туда же, совершенно по правилам хорошего тона. Риккьярдо  намек вроде понял и уходит теперь влево, однако Ферстаппен неожиданно бросается туда с недетской прытью, после чего стало совсем уж непонятно. То ли Дэн просто там его и словил, не успев увернуться, то ли выбесился окончательно и тупо дал по газам, типа да не достанься же ты никому, падла.
В итоге вслед за фирменным символом Гран При Азербайджана – 2017, нынешняя гонка также получает свой собственный отличительный момент, в виде двух дымящихся болидов Рэд Булл, красиво летящих слетанной парой на обочину. И разрешивших таким образом, наконец, свой длившийся всю гонку душераздирающий спор «кто круче». Правда, сказать, что на мостике команды вздохнули с облегчением, совесть не позволяет.

Само собой, ни тебе бастурмы отведать, ни на море выйти – экипаж пейс-кара в очередной раз отправляется на городской маршрут, а мы все было приготовились пережидать очередную тоскливую паузу в разгоревшемся представлении. Но не тут-то было! Роман Грожан, то ли переживающий вторую молодость, то ли заразившийся общим духом борьбы на трассе, но явно подвергшийся очень смешанным эмоциям, со своего шестого места неожиданно влетает в стену. Даже в Рэд Булле на минутку забывают о собственном горе и потрясенно пялятся на экраны. 
Тут уже дело серьезное, и вдобавок к пейс-кару на трассе появляется медицинский автомобиль, что есть очень разумное решение, ибо насколько бы здоровым не выглядел Рома снаружи, а врачам показать его давно было пора.
Как говорил потом сам Грожан, все дело-то элементарно, он просто зацепил там какой-то крючочек на руле, коих там понатыкано черт ногу сломит, а машина взбесилась и понесла, аки укушенная в задницу кобыла. И принять бы такое простое объяснение, дабы не усложнять, но стартовые события последующей гонки в Испании перевешивают крючочки в пользу сомнений медицинского характера. Хотя в Барселоне Рома был красавец, однозначно. Вот так выделываться перед пацанами, это надо отвагу иметь. Молодец, украсил ту унылую тоскливую гонку, только бы теперь не выгнали – Ромка, кажись, взялся за старое, и нас еще много веселых-стартов-спа ожидает.

Когда кто отсмеялся, а кто и отплакал, а неожиданно убитый на ровном месте Хаас вынесли с трассы, гонка, наконец, возобновилась на 48-м круге. Тут-то и случилось первое действие главной драмы. Оказавшись после рестарта опять за  Боттасом, Феттель в истинном духе сегодняшней гонки, т.е. не раздумывая, а то  и вообще не особо думая, отчаянно бросается в атаку, летит мимо Боттаса, смело того проходя, как будто впереди и не будет поворота. К несчастью, город штука коварная, тем более на Кавказе, и поворот-таки обнаруживается, причем в самом неподходящем месте. Себастьян немедленно переходит от отчаяния обгона к отчаянию торможения, и в прекрасных клубах сизого дыма логично промахивается мимо.

Вальттери, с присущей ему невозмутимостью, спокойно продолжает движение. Ну а пока Феттель барахтается в придорожных кустах, мимо проезжает и Райкконен, что в чем-то если и не справедливо, то точно не обидно. Обидно, что перед ним еще и Люся, который в этой гонке уступал Мерседесу не только напарника, но и вообще всем окрестным Мерседесам, от того, что пейс-кар, до того, что у Гасана в соседнем дворе стоит, красывый такой, мамой клянусь. Это вот, значит, первая часть драмы.

Не проходит и круга, как лидировавший было Боттас внезапно фонтанирует остатками задней левой покрышки, умудрившись найти какой-то совсем уж чудовищного размера гвоздь. Неожиданный перелом ситуации поражает даже Хэмилтона, совершенно притом не трогает Райкконена, ну а Себастьян с тоскливым ужасом понимает, что не горячись он и подожди еще минутку, и дело б разрешилось само собой. Вместо этого его проходит еще и Перес, ибо знамо дело, так с резиной нельзя, и обладатель поул-позишн на самом финише выкатывается за пределы подиума. Вторая, финальная часть драмы «Кавказская бестолочь».

Ну а впереди в чистом виде дуракам везет, и на подиуме смотреть можно разве что на Райкконена. Покуда Люся бессмысленно загорает под весеннем бакинским солнышком, все хором поздравляют юного Леклерка на Заубере, который провел грамотную гону в сложных условиях и собрал свои первые очки аж на шестом месте. Ничего-ничего, любой новичок еще может стать грожаном.

Сзади в это время громыхал сумрачный герой всех последних сезонов – в очередной раз вопреки судьбе и воле собственной машины Алонсо упрямо привел свой избитый МакЛарен на седьмое место.
По словам испанца, даже с учетом многих предыдущих гонок за рулем МакЛарена, эта была особенно ненормальная. Ни один вменяемый пилот не стал бы даже пытаться доехать на том, что оставалось у него в руках. «У меня, говорит Алонсо, не было половины колес, да и переднего крыла тоже, да и даже пол куда-то провалился. Если б кто и доехал до боксов на таком наборе, он бы сошел. Но не мы – мы сменили резину и еще чего по мелочи, и боролись за каждую секунду, на каждом круге, в сантиметре от стены, и тут неожиданно я начал обгонять других, хотя меня предупреждали, что машина совсем плоха. В общем, я считаю это победой нашей воли, терпения, и моей лучшей гонкой».
Согласимся с Фернандо, обязательно поздравим его, но все же опять зададимся концептуальным в чистом виде вопросом – мужик, ну когда ж тебе надоест весь этот геморрой?

Что же до Барселоны, то как уже говорилось – если не считать дрифта от Романа, то с пляжа вообще можно было и не уходить. На воду смотреть интереснее. Но будем надеяться, Монако даст достойный ответ своим новоявленным, но блестящим конкурентам по городской среде. По крайней мере начало нетривиальное – в княжеских практиках опять ноздря к ноздре два Рэд Булла, так что пейс-кар далеко не отпускаем. Росберги, стар да млад, устроили неожиданное шоу, красиво прохватив по Монако каждый на своей чемпионской машине, причем злобных комментаторов более всего интересовал вопрос, каким образом  Кеке образца 2018 года поместился в свою машину образца 1983 года. Вот нет, чтоб просто за семью порадоваться.

Внушает надежды и Грожан. Прибывши в Монако весь в модных очках и мужественной щетине, он пояснил намедни, что все кривотолки из-за его аварий, это всего как из мухи слона делать. Рома признал, что последние две гонки пошли немного не по плану, но не более того. Бывает, говорит, чего уж там. Ну и да, ноль очков в последних девяти гонках, но это никого не должно сильно тревожить. Вот не должно и баста.
В общем, французский дух так просто не сломать, ждем ярких подвигов и искрящихся достижений, месье Грольдонадо.

Ну а зануду Боттаса неожиданно накрыло нежностью к великому Хаккинену, и он поедет в его шлеме. Видать, свой то ли сломал, то ли потерял.

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.