Тачки, бабы, ностальжи

В ходе массированной, месячной бомбардировки гоночными этапами выскочим на минутку на поверхность, попробуем оценить последствия происходящего и нырнем обратно, а то уже и […]

В ходе массированной, месячной бомбардировки гоночными этапами выскочим на минутку на поверхность, попробуем оценить последствия происходящего и нырнем обратно, а то уже и Сильверстоун на пороге, а там издавна бомбить умели.
Первый в связи с этим вывод, он же самый приятный – хоть иногда эту свору юных миллионеров заставляют по-настоящему попотеть.
Сии обидные слова не относятся, конечно, к Фернандо Алонсо. Тому с годами всё хуже, он безотчетно тянется ко всему, где можно выступить, причем без какой-либо конкретной цели.

Итак, что мы имеем? Во-первых к нам вернулась Франция во всей своей сомнительной красе.
Хотя нет. Про Францию потом. Первым делом имеем мы еще Канаду, вернее про некую канадскую официантку, которая аккурат под визит туда Большого Цирка устроила цирк маленький, обвинив не кого-нибудь, а далекого от романтики Айсмена в попытках имения себя любимой, причем еще во времена Гран При позапрошлого года. В таких случаях (вспоминая череду недавних скандалов с униженными и оскорбленными голливудскими миллионершами, которые в свободное от борьбы с Трампом время громко соревнуются между собой насчет того, кого же из них грубее поимели полвека назад, а они потом всю дорогу стеснялись) всегда интересно – а чего она эти два года ждала-то? Втихую наслаждалась воспоминаниями или пыталась отыскать в толпе знакомый до боли шлем, который коварный Кими догадался не снимать в момент преступления? Не, ну правда, ну была ж вроде в Канаде и в прошлом году гонка, и где та официантка, что не вывела Райкконена на чистую воду хотя бы год назад? Мы же из-за ее недоносительства, которое кое-где уже карается в соответствии с УК, между прочим, целый год болели за вероятного преступника и, быть может, даже извращенца. А с ним еще и дети малые дружат, тот же Феттель, например, чему он у него может научиться? В общем, за такие бы дела, да ей самой двушечку прописать не помешало бы, но нет, Канада страна загнивающего либерализма и вообще по всей свой широте граничит с исчадием ада, так что тетке там никто не мешал наезжать на сильных мира сего.
Если кто не в курсе (а таких быть ну просто не должно), эта самая официантка из Монреаля, чье имя вроде бы осталось неизвестным, обвинила благолепного Кими в том, что два года назад, будучи в неназванном баре после Гран При, название которого это единственное что точно установлено в этом запутанном деле, что тот, паршивец, коснулся ее груди. Не сумев притом уточнить, к левой или правой, или же Райкконен просто упал на нее целиком лицом, что тянет максимум на пребывание в общественном месте в крайне безобразном состоянии. А за это его уже давно не наказывают, уважаемый человек все же.
К тому же в данном потрясшем все берега Атлантики деле даже не приведено экспертного мнения об объекте посягательства, то бишь имеется ли вообще у данной официантки грудь размера, достойного судебной защиты. В общем, шито всё белыми нитками.
Тем не менее, мадам эта не унималась, и вдобавок обвинила неназванного приятеля Райкконена в том, что одновременно с этим безобразием тот еще и опустил свою руку на «лицевую часть ее нижнего белья». Уже, честное слово, хочется посмотреть на эту акробатическую сцену, «Сеанс групповухи в одно касание». И заодно узреть, что же это за друг такой фривольный у финна там был. Неужели тот, о котором мы даже боимся подумать?

Подытоживая обвинение, которое заканчивается застенчивой просьбой о компенсации в СКВ в семизначного формате, адвокат дважды залапанной официантки подчеркнул, что дело вовсе не в деньгах, а в стремлении «понять, что же случилось в 2016-м году». А это вообще красиво. То есть вы денег-то отвалите, и побольше, а мы уж там потом будем разбираться, что к чему. А может и не будем, купим остров и будем на нем залечивать душевные травмы. Не, ну приличная же страна Канада. Красивая, успешная, не в пример некоторым, ну откуда там-то такие идиоты берутся?

В общем, в ответ на подобную маляву местные адвокаты посоветовали финну подать контржалобу о шантаже, огульных обвинениях и вообще защите чести и достоинства от нападающих на скромного шофера вульгарных канадских грудей.
Адвокат потерпевшей, не иначе как из рода Паниковских, явно всерьез рассчитывал на миллиончик, так как подобной контратаки не ожидал совершенно, расстроился оттого шибко, и обозвал ответ Райкконена как «стрельба из базуки по муравьям».
К делу подключился и прекрасный Арривабене, который ради серьезного к себе отношения и так-то научился не улыбаться даже после побед Феррари, а тут напустил на себя и вовсе серьезный вид. По словам босса, команда не только верит в своего пилота, не только поддерживает его и полностью на его стороне, не только верит в правоту и чистоту финна, но и (для подкрепления этой веры, не иначе), провела собственное внутреннее расследование инцидента и может со всей уверенностью подтвердить полную невиновность финна. Вот здесь опять хотелось бы поподробнее, каким именно образом было проведено расследование на моральную устойчивость Кими? Догоняя до разной степени кондиции, ему подсовывали официанток и не только, и следили за реакцией? Достоверность метода под вопросом, но поржать, конечно, можно.

Так или иначе, но то ли твердая позиция руководства Феррари, то ли ее же намерение «защитить Кими любой ценой» привели дело к полному развалу, так как никто уже и не знает, чем оно, собственно, кончилось. При этом в ходе процесса с горизонта незаметно пропал и «друг Райкконена», который зачем-то хватал ее за белье. От тоже не дурак, свалил, пока мама не прознала.
И вот вам оно, товарищи, продажное западное «правосудие» во всем великолепии. Дело развалили, никого не посадили, и столько усилий впустую.
А еще осталось большой тайной, так это что же по всему этому поводу думает Миннту, и думает ли вообще. Хотя судя по тому, как Кими неразборчиво провел квалификацию, а затем и начало гонки в Канаде, свое определенное мнение по данному вопросу она таки имеет, и муженьку своему это самое мнение успела донести. Бабы, все беды от них.
Стоит, наверно, извиниться, что всему этому уделено столько внимания, но уж больно история идиотская, мимо не пройти.

Ну вот, теперь, когда все страхи позади, можно и к Франции вернуться, хотя тут еще непонятно, кто к кому вернулся.
Обозреватели, как водится, накануне предстоящей гонки вспоминали события времен предыдущей – начинался разбор Берлинской стены, английские и французские рабочие обменялись первым рукопожатием на глубине 40 метров под Ла-Маншем, а что такое интернет, представляли себе только всякие умники типа Билла Гейтса. Но никакие умники не могли представить, на что общество потратит последующие 28 лет своего развития и кто в результате победит в возрожденной гонке на Поль-Рикаре.
Пока же на дворе стоял славный 1990-й год и в последнем на тот момент этапе в Поль Рикаре в очередной раз сражались не всякие там, как сейчас принято, а Ален Прост с Айртоном Сенной. Гонку тогда на родной трассе выиграл Профессор, принеся сотую победу той самой Феррари, в которой сейчас квартируют два охламона с приводом в милицию, ну а Волшебнику в том году достался утешительный приз в виде чемпионского титула.
Также тогда внимание на себя обратили Ваня Капелли и Маурицио Гужельмин – в течении 45 кругов эти два выдающихся гонщика, следы которых в дальнейшем затерялись, возглавляли эту гонку за рулем продукции команды Leyton House. А все потому, что это был дебют одной из первых конструкций того самого Эдриана Ньюи. В общем, трасса с историей.

Как и полагается, вышедший через 28 лет сиквел оказался заведомо скучнее оригинала – актеры уже не те, и никакими спецэффектами вроде DRS это не исправишь. Тем не менее, пара достойных упоминания моментов случилась и на этот раз.

Во-первых, Феттель, после канадского триумфа и возможных же канадских переживаний, повел себя весьма неуравновешенно с самого старта, жертвой чего оказался Боттас. Этого товарища, даром что с абсолютно кирпичным выражением лица, становится понемногу даже жаль. Он уже и сам теперь отмечает, что несмотря на нахождение в топ-команде, понятие «удача» в его отношении может звучать только в качестве злой шутки.
Себастьян успокаивался постепенно, успев подсечь на закуску еще и Грожана, которому и без того жизнь последнее время не мила. Судьи же тем самым убедились, что Феттель достаточно наработал на штраф и, помимо пяти секунд, влепили два штрафных балла тому в дневник. Всё это вызвало неожиданную реакцию старины Марио Андретти, который обозвал действия судей полной и безосновательной херней, с чем мы готовы согласиться, причем практически всегда.

Хэмилтон же наоборот, после клинически заваленной гонки в Монреале здесь порхал, будто все эти 28 лет только и мечтал, когда же его в Ле-Кастеле наконец пустят. Вообще, у двух главных борцов за титул в этом году наблюдаются регулярные, но притом непредсказуемые колебания спортивной формы. Причем это относится и к их командным мостикам, взявшим моду обмениваться тактическими любезностями. И теперь каждый раз совершенно непонятно кто, как и в отношении кого намудит. Вот она, долгожданная непредсказуемость сезона. 

Запомнилось и выступление хозяев возрожденной гонки. Конечно, в отличие от 90-го, в этот раз от французов ничего особого никто и не ждал – их там сегодня хоть и трое в пелетоне, но самый крутой среди них Грожан, а это о многом говорит.

Тем не менее, что все три французика столкнутся исключительно между собой, причем в третьем же повороте, этого точно не ожидал никто. Зато Роман подтвердил свой статус авторитета в диаспоре – из всех троих уцелел только он, притом что сам же всю кашу и заварил. Правда, это мы так считаем. Грожан же великолепен в своей невозмутимости, поэтому он хоть и извинился перед Оконом за небольшое недоразумение, но в остальном виноватыми считает обоих соотечественников, а что до возложенного на него судьями штрафа, то «они, видать, вина розового перепились». Годы, проведенные бок о бок с Айсменом научили Грожана даже большему, чем финн в принципе мог тому дать.
Правда, тайну, почему вино было именно розовым, Рома так и не раскрыл, оставив общественность в некотором недоумении.

Но не успели мы толком скиснуть от двух не самых интересных франкоязычных этапов, как последовал бодрый австрийский марш, местами напомнивший даже безумие, царившие в весеннем Баку. Которое (Баку, а не безумие) тоже скоро переедет в Париж, ибо стало эталоном современной гонки Формулы-1 и место ему в Палате мер и весов, пока не испортили.

Трасса в альпийских холмах, даром что лишена морских пейзажей, становится все живописнее стараниями хозяев из Рэд Булла. Отношение к ней трепетное, что твоя лужайка у дома. К ржавому быку, явно собранному фанатами Терминатора, добавился новый яркий экран-логотип Ф1, а также некая размашистая конструкция, воткнутая аккурат по краям трассы. И вот она вызывает некоторые вопросы, ибо только если она не поролоновая, то влетев в такое, легким, как давеча у Феттеля, испугом не отделаешься.

Как уже не раз было заметно, австрийская трасса чем-то неумолимо подходит Боттасу, и тут он раскрывается во всей своей сомнительной красе. Так и теперь, привезя буквально всем, кроме напарника да Феттеля, почти полсекунды, Вальттери явно намекал на грядущий оглушительный успех. Однако Боттас не был бы Боттаосм, если бы где-нибудь да не обделался, как и произошло на старте. Время реакции-то у него отменное, это замеряли даже, а вот с воплощением оной не всегда гладко.
В общем, пока финн отчаянно буксовал, вперед ожидаемо полетел Люся, ему-то в пасть не то что палец, вообще лучше ничего не класть. Ибо пропадет.
Но самое неожиданное, что туда еще стремительнее запульнул другой финн, у которого хороший старт случается обычно не чаще раза в год – в остальных случаях Кими для обретения более-менее гоночного настроя требуется как сам старт, так и еще от двух-трех поворотов до примерно половины гонки.
Здесь же Райкконен блистательно вонзил алую Феррари промеж двух серебристых баловней судьбы, совершенно притом позабыв, что последний его хороший старт пришелся на прошлогодний Сингапур, и потому этим лучше не увлекаться. Тише едешь, дальше будешь, это именно тот случай.

Так или иначе, но что в свое время удавалось хаккиненам и култхардам, Кими в  этот раз не удалось, трасса коварно повернула в сторону, и финн пошел косить газоны налево-направо. Самое интересное, что покуда Райкконен пытался усмирить свой боевой дух и как-то вписать его в узкое приземленное полотно трассы, он поначалу умудрялся сохранять вторую позицию, и лишь затем вперед пролезла всякая шантрапа. Тем не менее, Кими удалось-таки синхронизировать свои желания с профилем трассы, причем сделал он это куда аккуратнее, нежели его напарник за неделю до того.

После этих небольших стартовых коллизий гонка потекла было в обычно-гнусном русле – находившийся в этот раз в форме Люся начал постепенно отрываться, преследовали заскучали и единственным ярким событием на трассе оставался день рождения Риккьярдо.
Однако на 14-м круге ломается не кто-нибудь, а Мерседес Боттаса и коллеги заметно оживляются, причем самые умные сориентировались на раз и под призраком пейс-кара гуськом отправились в боксы. На наше счастье, среди умных оказались не только подопечные хозяев трассы, но и подопечные хозяев жизни – а как еще обозвать деятелей, которые мало того, что оказались в Формуле-1, но даже и там руководят не абы чем, а самой Феррари. Что не мешает им регулярно совершать глупейшие ошибки.
К счастью, в этот раз все было провернуто безупречно, и в итоге один лишь Люся, как дурак, наматывал круги, силясь постичь задумку своих боксов.
Боксы, надо признать, глубин собственного решения тоже не осилили и, немного посовещавшись, голосом главного стратега Джеймса Уолвса просто попросили Хэмильтона исправить их косяк собственным самоотверженным трудом на убитой резине. Ты, типа извини, забыли мы чегой-то про пейс-кар, ну отвлеклись чуток на пенальти там всякие, тут-то сами гол и пропустили. Впереди теперь у тебя нарисуется целая толпа, это ты звиняй, брат. Но ты не переживай, если найдешь сейчас секунд эдак восемь, то жизнь непременно наладится и победа будет за нами.
«Подстава», всплыло в люсином сознании название знаменитого американского шоу, где все время подставляют доверчивых негров. В итоге Люся, не привыкший к подобной наглости в отношении своей драгоценной особы, оскорбился до кончиков ушей и в дальнейшем явно тратил больше сил не на те восемь заветных секунд, а на перепалку с распоясавшимися боксами.

Вдоволь наругавшись, мартыш забил на призрачные секунды и уехал на пит-стоп, а вперед действительно выскочило прилично народу, и среди них опять Райкконен, который сегодня был подозрительно активен. Его, правда, вскоре нахрапом проскочил Риккьярдо, которого явно выводил из себя фактор лидирующего Ферстаппена, хотя на людях он улыбается и говорит совершенно другое.
Однако финн тоже не из простаков, даже если у него дед оттуда, где сейчас Каменногорск, извините за выражение. Зло прищурившись вслед улетавшему Дэну, Кими накаркал в боксы про его заднюю левую покрышку и действительно, вскоре бравый австралиец растерял всю свою прыть, и так и не достав напарничка, понуро брел в ожидании пит-стопа.
В связи с этими обстоятельствами на 39-м круге Райкконен аналогично невежливым образом восстановил справедливость, оказавшись в семи секундах от Ферстаппена, который продолжал демонстрировать папаше, как надо было выступать в гонках.
В это время и оказавшийся позади Хэмилтон собрался было произвести опережение вконец скисшего Риккьярдо, но тут сзади откуда ни возьмись налетел Феттель, про которого все уже успели позабыть, и в фирменно-истеричной манере, с возней и толкотней, под «ну пустите же, мне очень-очень надо», в течении второго и третьего поворотов протиснулся мимо недавнего фаворита, даром что тот на свежей резине.
Риккьярдо решил не дожидаться всего этого балагана на своей шкуре и тоже свалил в боксы. Правда, зря, как мы помним – не прошло и десятка кругов, как в клубах белого дыма Дэн получает возможность сэкономить практически целый комплект резины.

Остающиеся к тому времени на трассе тоже явно уже обеспокоены только житием своих покрышек, и ни на что особо не претендуют. Казалось бы, единственная оставшаяся интрига – станут ли в Феррари демонстрировать фокусы с учетом 2.5-секундного отрыва Райкконена от Феттеля, или же в этот раз совесть не позволит угнетать представителей малых народов.
И вот тут, когда казалось бы и так все вполне неплохо, Люся жалуется боксам на такую же, как у Риккярдо, блажь с покрышкой и скрывается на еще одном пит-стопе.
Правда, радость от подобного внепланового подарка сменяется легким разочарованием, когда оказывается, что позади сегодня все такие бездельники, что вернувшись, мартыш не теряет ни единого места.
Однако еще с десяток кругов, и что за день такой чудесный! Событие, представшее пред нашими очами, явно будут обсуждать еще годами, ибо чаще Люсин Мерседес обычно не ломается. Хотя кто его теперь знает. В боксах сдержанно матерится Боттас, который до этого момента рассчитывал на особое сегодня к себе внимание со стороны команды.

Ну а Скудерия под такое дело напрочь забывает про всякие тактики, и на радостях объявляет Райкконену за пять кругов до финиша и три секунды до Ферстаппена, что уж теперь-то тот может гнать так быстро, как только захочет. Видимо, до этого руководство еще пребывало в сомнениях по данному непростому вопросу. Привычка, что поделаешь.
Кими же, если и хотел, то не очень сильно, в итоге сбрив к финишу еще примерно секунду. Вслед за ним на подиум торжественно прибыл новый старый лидер чемпионата со своим становящимся символическим преимуществом в одно очко. Позади же привычно творил чудеса свежеиспеченный покоритель Ле_Мана (который, по его же словам, стал самым особенным за всю историю этой гонки. Вот борода уже в три слоя, а всё как дитё малое). Алонсо стартовал с пит-лейна и хоть и не без помощи сошедших, но привел-таки то, что уже неофициально называется «худшим шасси пелетона», в маленькие, но очки.
Трудно притом представить, чего там себе думал Фернандо, с его-то опытом да карьерой всю гонку боровшийся с кружащими вокруг леклерами да магнуссенами, оконами да эрикссонами. И это ради двух очков. Человек-загадка.

Ну а главный итог Гран При Австрии – эпический провал работающего как часы механизма Мерседеса. В одной гонке одновременно облажаться и технически и тактически, это ведь не так легко, как кажется. В результате это их первый двойной сход с Гран При Испании 2016 года (это когда Люся узнала, что зеленая травка по обочинам это не только красиво, но и скользко), а также первый двойной технический сход, и это еще аж с Гран При Италии 1955 года. Вот так тряхнули стариной.
Одно страшно – они ж теперь разозлятся, мало не покажется.

Мы же двигаем в Сильверстоун, за забором которого нынче переживает нешуточные страдания самый знаменитый из тамошних аборигенов. МакЛарен, который долгое время удовлетворялся одной из худших машин пелетона, а в остальном дела вроде как шли неплохо, теперь сотрясается от кадровых перестановок, роптания персонала и прочих неожиданных напастей. 
Смена руководства произведена стремительно, персонал бузит и жалуется на чахоточную атмосферу, а последней пока новостью стала распродажа части болидов из заводского музея. В свете недавних слухов о возвращении в МакЛарен Райкконена всё это выглядит крайне подозрительно. Он вернется, значит, а там дверь заколоченная. И всё пропало.

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.