Интервью Шуми газете Independent

Михаэль Шумахер дал в своей жизни большое количество интервью, однако вряд ли у него было более странное, нежели данное им газете The Independent. Дело в том, что общение между журналистом Майком Роуботтомом и МШ происходило по электронной почте. Столь нестандартный подход привел к тому, что интервью получилось очень неоднородным — от самых общих, до самых личным вопросов.

Представляем вам собственную компиляцию интервью на основе переписки Роуботтома и Шумахера:

МР: Кем бы вы хотели стать — капитаном сборной Германии Баллаком или его английским аналогом Дэвидом Бэкхемом?
МШ: Ну, это вопрос чисто гипотетический, я такие не люблю. Я не люблю думать о том, чего у меня никогда не будет. Я слишком рациональный человек для того, чтобы решать в голове какие-то несуществующие проблемы. Ну, в качестве исключения отвечу кратко — наверное, лучше быть Баллаком.

МР: Хотели ли бы вы стать Айртоном Сенной?
МШ: Снова гипотетический вопрос. Не буду отвечать. Скажу лишь ,что мне нравилось гоняться с ним, но это не единственное, почему мне его не хватает…

МР: Насколько вам помогло выступление в картинге?
МШ: Кроме знаний техники картинг учит вас поведению на треке, как соревноваться, как сражаться, как занимать правильную позицию для того, чтобы защищать позицию. Вы получаете умение ездить в плотном контакте и учитесь контролировать ситуацию. Это хороший опыт и хорошая школя для выступления в любом другом классе. Но прежде всего — это огромное удовольствие — может быть то, что от гонок надо получать удовольствие — это главное, чему я научился в картинге.

МР: Мечтали ли вы стать профессиональным футболистом?
МШ: Нет. Я знаю уровень своих талантов. В детстве тренер детской команды часто отправлял меня на скамейку и у него были на то причины.

МР: Следите ли вы за выступлением национальной команды? Как оцениваете ее шансы на Чемпионате мира?
МШ: Конечно слежу. Что же касается Чемпионата мира — то во время таких соревнований я всегда смотрю все матчи, какие могу. Это не вопрос. Относительно шансов… Пожалуй, я скрещу пальцы и буду надеяться на умение нашей команды выступать на ответственных турнирах. Мы ведь часто выступаем лучше Англии, не так ли?

МР: Кажется, у вас не самые хорошие отношения с британской прессой?
МШ: Каждый раз, когда я общаюсь с британскими журналистами — они все сводят к стереотипам. Я не понимаю, почему для англичан так важно все упростить и загнать в рамки общепринятых стереотипов. Мой жизненный опыт говорит, что это часто ведет к искажению фактов и вовсе не является забавным. Вы можете считать это недостатком чувства юмора, если хотите, но я так считаю.

МР: Что сподвигло вас пожертвовать $10 млн. жертвам цунами в прошлом году?
МШ: Просто катастрофа была такой большой! Так много людей потеряло тех, кого они любят, так много детей потеряло своих родителей, я был очень удручен, видя это горе по TV. Мое решение было спонтанным, но верным.

МР: Что для вас значит ваша семья?
МШ: Это лучшее, что есть в моей жизни. Не знаю, если ли у вас дочь, но… я могу вам сказать, что я просто таю перед ней. Она так хороша… Как и Мик. Мои дети так прекрасны, что иногда мы с Коринной не можем удержаться от смеха — так забавны их высказывания.

МР: Хотели бы вы, чтобы ваш сын стал пилотом F1?
МШ: Вероятно, я был бы более счастлив, если бы он выбрал другой спорт или работу. Бремя отцовской славы очень тяжело для потомков — я видел его тяжесть на примере Дэймона Хилла и Жака Вильнева. Им приходится даже труднее, чем их соперникам — их постоянно сравнивают со знаменитыми отцами. Тем не менее, мой сын сам выберет себе жизненный путь, в этом я непреклонен. Конечно, если он почувствует тягу к гонкам и будет уверен, что это правильный выбор, я поддержу его. Но сейчас только Господь знает, как все сложится. Ему нравятся многие виды спорта и пока я не вижу, чтобы он явно предпочитал что-то одно.

МР: Сейчас многие говорят, что вам трудно продолжать выступать в F1… Может быть, это из-за опасности вашей профессии?
МШ: Я не чувствую страха. Иногда бывает что-то подобное, но я думаю, что если не переусердствовать, бояться нечего. Я всегда осознавал себя сидящим в кокпите перед рулевым колесом и я даже не могу представить, как я обойдусь без этого. Я люблю гонки. Я почувствовал это еще в детстве. Правда, я очень счастливый человек — у меня прекрасная семья, прекрасное хобби, которое перетекло с великолепную работу…

Вам также могут понравиться

Сайт использует легкие файлы cookies, персональные данные обрабатываются в соответствии с ФЗ-152. Понятно Подробнее