Интервью с Жаком Вильневым

Казалось, что делать гонщику, чемпиону мира, в стране, где автогонки запрещены? Но там располагается база его команды, и там же он учился жизни в школе-интернате…

— Говорят, что ты бунтарь. Согласен с этим?
— Не согласен. Быть бунтарем – значит протестовать против сложившегося порядка просто из-за того, что ты против, а не потому, что у тебя есть свои идеи. Иногда я не согласен со сложившимся порядком, но потому, что у меня есть свои идеи, и это отличает меня от бунтаря. Обычно же у бунтаря причин нет.

— Похоже, ты проводишь свободное время, катаясь на лыжах и играя в хоккей с командой Monks of Bretaye. И любишь музыку. Что значат для тебя эти хобби?
— Это значит, что ты просыпаешься утром, и делаешь то, что тебе нравится. Это нечто для личного удовлетворения, и это часть моей жизни. Очень важная часть.

— Ты привозишь собственный моторхоум на европейские этапы. Тем самым ты отделяешь себя от остальных гонщиков.
— Иметь собственный моторхоум просто означает быть ближе к трассе и команде, с которой я работаю. Это ключевой момент. В любом случае, в ходе уик-энда ты не проводишь время с другими пилотами, даже когда останавливаешься в гостинице. Ты просто идешь на трассу и работаешь с людьми, а потом возвращаешься в номер чтобы поспать. Вне трассы общественной жизни нет.

— По какой причине ты выбрал Швейцарию для постоянного места проживания? Ты сейчас больше канадец или уже швейцарец?
— Я ходил в швейцарскую школу-интернат с 12 до 17 лет. И каждый год возвращался туда зимой и летом. В итоге, я переехал туда, где ходил в школу. Будучи канадцам, я всегда любил снег, зиму и сельскую местность, и Швейцария своими горами напоминает мне Канаду.

— Какая настройка для тебя идеальна, ты предпочитаешь избыточную или недостаточную поворачиваемость?
— Я предпочитаю нейтральную машину, но больше я не люблю недостаточную поворачиваемость. Самая быстрая машина – нейтральная. Не бывает, на самом деле, машин с избыточной или недостаточной поворачиваемостью, это зависит от стиля пилотажа. Избыточная поворачиваемость может оказаться недостаточной для другого пилота, и наоборот. Это зависит от того, как ты давишь на педали и от угла поворота.

— Какие гонки в карьере тебе больше всего запомнились?
— Таких было две: Индии-500 в 1995-м и Херес в 1997-м.

— Твой комбинезон всегда слишком велик. Есть ли практические причины, или здесь кроется более глубокий смысл?
— Нет, мои комбинезоны не слишком велики. Просто у всех остальных они слишком заужены.

Вам также могут понравиться

Сайт использует легкие файлы cookies, персональные данные обрабатываются в соответствии с ФЗ-152. Понятно Подробнее