Гран-при России не будет. Герман. Тильке.

После того, как Абу Даби стал ареной будущего Гран-при Формулы-1, да еще вслед за получившей аналогичный статус Кореей, Герман Тильке (Hermann Tilke) вновь в центре внимания. Да и когда он был в тени? Чертеж любого современного трека неизменно несет на себе автограф этого архитектора… конструктора… дизайнера… гения, что ли? Редактор Motorsport Aktuell Матиас Брюннер (Mathias Brunner) расспрашивает Тильке о прошлом, настоящем, и будущем автодромов Формулы-1. И там нет места для России…

hermann_tilke.jpg

— Первым соприкосновением Абу-Даби и Формулы-1 была покупка пятипроцентного пакета акций Ferrari со стороны инвесторов из Mubdala. Затем был тематический парк Ferrari. Трасса Формулы-1 была частью этой большой картины?

— Нет, гоночная трасса изначально была частью плана. Мы были вовлечены в проект с января 2006 года, и хотя трасса была в планах, не было намерений проводить гонки на Гран-при. Предполагалась разработка, модернизируемая до стандартов Формулы-1, но изначальный план не был нацелен на гонку чемпионата мира. Это начало обретать форму лишь во второй половине 2006 года.

— И это изначально предложили арабы или Экклстоун?

— Я не вполне уверен, кто был курицей, а кто яйцом, но я бы предположил, что рано или поздно, арабы пришли бы к заключению, что при таком расположении, почему не нацелиться на гонку Формулы-1.

— Что, для вас, является особенным в будущей трассе Абу-Даби?

— Что ж, первоначальная идея заключалась в строительстве относительно небольшой трассы для местных или региональных гонок. Для этого не нужно пяти с половиной километров, вполне достаточно трех. Мы хотели сделать дружественную, красивую, небольшую трассу, однако с возможностью добавления кольца прямо через город для гипотетической более серьезной гонки, возможно, раз в году. Это необязательно означало Формулу-1. Это могла бы быть и гонка кузовного чемпионата, World Touring Car Championship, например.
Основная мысль, получить дополнительное кольцо, ведущее через прибрежную зону, присутствовала в двух проектах — в Корее и Абу-Даби, и к нашей радости, оба они получили удались. Теперь, с учетом того, что Абу-Даби совершенно новая территория, мы интегрируем трассу в прибрежную зону значительно лучше.
У нас высота над уровнем море всего полметра, и практически без волн, так что относительно поверхности трассы уровень будет очень высок. Так что вы увидите, как невероятно высоко будет наблюдать с яхт происходящее на трассе. Это сильно отличается от Монако. Люди на кораблях будут смотреть вниз на машины. Это будет волшебно.

— Есть также тематический парк Формулы-1 в Дубаи, это тоже один из ваших проектов?

— Нет, мы к этому не имеем отношения.

— Берни Экклстоун заявил, что с трудом представляет себе третью гонку на Ближнем Востоке. Есть ли на самом деле планы провести Гран-при и в Дубаи?

— Если я помню точню, Берни выразился так: «Теперь регион хорошо охвачен Формулой-1». Это приводит меня к заключению, что мы не увидим третью гонку, хотя я бы и не списывал такую возможность со счетов.

— Продолжаются спекуляции относительно других грядущих гонок, вроде Сингапура или Валенсии, которые так же расположены на берегу моря. Это предполагает некую тенденцию. Почему так? Были ли трассы в Сепанге, Бахрейне, Шанхае или Стамбуле, впечатляющие сами по себе, но несколько в стороне, неверным путем?

— Думаю, есть тенденция расположить трассы ближе к зрителям, а не наоборот, и приближение к зрителям означает гонки в гоордах. Но по очевидным причинам очень сложно построить трассу в центре города, так что логичен переход к гонкам по улицам. Вторая причина, и Монте-Карло наилучший пример, уличные гонки создают особую атмосферу.
Опять же, уличные трассы создают большие проблемы, особенно когда не у них нет такой истории, как у Гран-при Монако. Все в монте-Карло в курсе, что раз в год они не смогут передвигаться так, как привыкли, им нужно запарковать свои машины, отправиться в свои апартаменты, открыть свои магазины и так далее.
Подобные вещи делают адаптацию нового города к гонке сложными. И это может быть одной из причин, почему у нас так мало уличных гонок в современной истории Формулы-1. Однако если мы получаем нечто новое, как в случае с Абу-Даби или Южной Кореей, все это можно выстроить, имея в виду вышесказанное.
Вы сразу можете сказать владельцам квартир и коттеджей, что раз в год у них будут проблемы, но гонки принесут им свои преимущества.

— Если мы говорим о новых местах вроде Малайзии, Бахрейна, Китая или Турции, чему вы научились на этих уроках?

— На каждом автодроме учишься чему-то новому, и ты забираешь эти знания и применяешь их в новом проекте. Есть много ситуаций, когда ты думаешь: «Гммм, я мог бы сделать это лучше». Хороший пример — это использование пространства. Мы сделали огромные расстояния между боксами и командными мостиками команд. Например, Шанхай. Напрягает, когда ты вынужден все время бегать туда-сюда, и тем более при такой атмосфере.
Одной из причин такого решения было то, что мы имели в виду использование двух рядов для транспортировщиков на местных этапах. Мы выучили урок, и можем теперь организовать это лучше.

— Берни Экклстоун говорит о 20 этапах чемпионата мира в долгосрочной перспективе. Вымрут ли традиционные гоночные трассы?

— Нужно спросить Берни…

— Но я вас спрашиваю.

— Не могу сказать, что произойдет. У каждого традиционного автодрома есть нечто очень особенное. И когда верстаешь календарь чемпионата, нужно четко понимать, где новые рынки, и в то же время держать в уме, что чемпионат мира должен присутствовать и здесь, и календарь должен это отражать. Я действительно думаю, что для европейских этапов есть шанс, но в то же время избыточно держать два Гран-при в одной стране.
Думаю, Марио Тайссен из BMW, сформулировал это весьмо тонко: «Формула-1 должна стать сочетанием новых, захватывающих трасс на привлекательных рынках, сохранив традиции гонок на классических автодромах». Такое сочетание на сегодняшний день, я полагаю, было бы очень жизнеспособно.

— Хотелось бы поговорить об этих новых местах, одно за другим. На какой стадии сейчас южнокорейский трек, на который запланирован первый Гран-при 2010 года?

— Мы четко в рамках плана. Местность достаточно холмистая, и этот этап практически пройден. Начало строительства начнется летом этого года.

— Казалось, что вероятность возможного Гран-при Индии возрастала, но потом снизилась из-за противостояния двух автомобильных федераций. Теперь эта битва за престиж окончена?

— У меня четкого ответа, и это не потому, что я секретничаю. Индия всегда была вовлечена в переговоры о новых трассах, но как всегда это было предметом обсуждения, так и сейчас это является не более, чем предметом обсуждения.

— Берни Экклстоун подтвердил, что в повестке Формулы-1 довольно скоро может появиться ночная гонка, например, где-то в Азии. Какие проблемы это создаст для архитектора автодрома?

— Основная проблема, это освещение. Сама по себе трасса представляет проблему только в части размещения систем освещения. Для того, чтобы показывать машины, а не движущиеся тени, камерам нужно освещение. Однако и в освещении, и в технологиях трансляций есть огромный прогресс, поэтому не думаю, что это станет настоящей проблемой.

— Ночная гонка Формулы-1 автоматически ведет к разговорам об американском этапе, где намного больше опыт их проведения?

— Не обязательно. Мы уже проводили ночную сессию заездов в Нюрбурге, и у нас большой опыт проведения вечерних гонок в других сериях.

— Автопроизводители были бы рады второму Гран-при в США. Где могла бы пройти эта гонка?

— В теории, можно провести гонку практически рядом с любым крупным городом. Пока мы говорим о нескольких городах, то и смысла в этом разговоре нет.

— Что-то есть касаемо мексиканского проекта близ Канкуна?

— Все это в воздухе. Пока непонятно, что будет происходить.

— Речь о проблемах бюджетного или топографического характера?

— С точки зрения типографии проблем нет. Мы нашли подходящее место, и даже был объявлен сам проект. Но потом, по причинам, мне неведомым, проект был заморожен. Думаю, тут политическая проблема.

— На протяжении ряда лет ходят слухи о Гран-при России. Есть какие-то подвижки?

— Нет. Нет. Мы строим две небольших трассах в пригородах Москвы, но намерений о приеме этапа Формулы-1 не было.

— Но могут ли они быть доведены до стандарта Формулы-1?

— Это можно говорить о каждой трассе. Но нужно достаточно пространства для этого.

— Для настоящего чемпионата мира просто необходимо иметь гонку на африканском континенте. Быдет ли честно сказать, что чемпионат мира по футболу 2010 года в ЮАР убьет проект Ф1 в Кейптауне?

— Не знаю, причиной ли бло проведение чемпоната мира, и не могу сказать, умер ли проект совсем. Скорее я вижу это как нечто зависимое, как и в Мексике.

— Вы участвуете в планах гоорда Портимао в Алгарве?

— Нет, ничего общего.

— А есть вообще приемлимое место для возможного Гран-при Греции?

— Кое-кто из наших там был и осматривал возможные площадки. Но в конечном итоге они были отброшены.

— Многие старожилы с ностальгией вспоминают гонки по старому Нюрбургрингу, когда машины подпрыгивали несколько раз на круге, или тоскуют по секции бэнкинга в Монце. Почему вы не рассматриваете подобные секции трасс в совремнных конфигурациях автодромов?

— Относительно бэнкинга, мы и сейчас прямо на грани допустимого, и эта грань не допускает старой Монцы. Мы бы легко построили такой поворот, но на определенной скорости, в зависимости от радиуса поворота, мы бы достигли таких перегрузок, которые оказались бы чрезмерными для покрышеки шасси.
Думаю, было бы слишком затратным строить специальные шасси для каждой такой трассы. Учтите, что даже при входе в бэнкинг Индианаполиса они пытаются снизить скорость, но машины разгоняются очень быстро, и даже в современной версии мы видели, что может произойти с машинами Формулы-1.
Все, что мы можем сделать, это медленный бэнкинг, если вы вспомните, это Карусель в Нюрбурге. Но скорость и бэнкинг практически невозможны.

— А что касается прыжков?

— Относительно прыжков, вот такая ситуация: на долю секунды днище машины отрывается из-за чрезмерных перегрузок. Здесь мы тоже на пределе, как в восьмом повороте в Стамбуле. Многие команды жалуются из-за того, что шасси отрываются от земли.

— Но я бы предположил другие настройки…

— Правильно. У меня был долгий разговор с Михаэлем Шумахером относительно восьмого стамбульского поворота, и он просто заметил: «Только те команды, у которых нет правильных настроек, жалуются». Понятно, что довольно легко увеличить клиренс, но инженеры это ненавидят, поскольку это означает потерю прижимной силы в других частях трассы.

— А прыжки?

— В этому плане у нас есть четкие проблемы с безопасностью. Слишком высок риск набрать воздуха под шасси, после чего машина взлетит как перышко на ветру. И никому это не надо. Среди других причин, мы ищем возможности как можно сильнее облегчить болиды, и заставить колеса лететь над покрытием, но при этом обеспечить скорость.

Первый поворот нового Нюрбургринга — хороший этому пример, можно видеть оба колеса над землей. Есть некоторый взлет колес и в первой секции в Малайзии.

— Наконец, есть трассы Гран-при, с которыми никогда не имел дела ваш офис?

— (Тильке улыбается) — Да, есть такие. Монте-Карло, Мельбурн, Маньи-Кур, Монреаль, Индианаполис и Сан-Паулу.

Матиас Брюннер, Motorsport Aktuell, autosport.com
При цитировании перевода Берни.Ру желательна ссылка

Вам также могут понравиться
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
13 лет назад

Короче, господин Тильке вгоняет осиновый кол в сатанистский ГП? Он консультироался с Экклстоуном по этому вопросу?

13 лет назад

а хоть кто-нибудь, собственно, верил в ГП России? это уже довольно старая сказка

13 лет назад

русская народная

Серж
13 лет назад

При всем уважении к архитектору всея Ф1, его полномочий для постановки креста на ГП России вряд ли достаточно…

MESSER
13 лет назад

Пашел этот Тилтке нахуй!

Сайт использует легкие файлы cookies, персональные данные обрабатываются в соответствии с ФЗ-152. Понятно Подробнее