Шпионский скандал. ФИА подает апелляцию

И все-таки Ferrari получит шанс отлежаться на McLaren. Президент ФИА Макс Мосли принял решения передать дело о шпионском скандале в Апелляционный суд, после переписки со своим коллегой из итальянской Федерации Луиджи Макалузо.

В ответном письме на имя синьора Макалузо мистер Мосли пишет, что дело будет рассматриваться в Апелляционном суде ФИА, где Ferrari сможет изложить собственную версию шпионской истории.

Сама по себе Скудерия не могла изложить свою точку зрения, поскольку ее представители присутствовали на Всемирном Совете лишь в качестве приглашенных.

Представитель ФИА сообщил, что слушания в Апелляционном суде состоятся, предположительно, в конце августа.

P.S. В McLaren разочарованы таким поворотом событий.

Ниже приводим переписку президентов (на английском)

Макалузо-Мосли

Dear President,

We have been informed about the outcome of the most recent meeting of the World Motor Sport Council held on July 26, 2007 in Paris. We have also exchanged views with our license holder, Scuderia Ferrari Marlboro (owned by Ferrari SpA).

We must confess that we find it quite difficult to justify how a team has not been penalised while it has been found in breach of clause 151c of the International Sporting Code. Indeed, this is probably the most fundamental provision of our sport.

In the present case the infringement is very serious since it has been assessed that the team Vodafone McLaren Mercedes has repeatedly breached such provision, over several months, through several top team representatives, to the detriment of its most direct competitor and therefore to its direct or indirect advantage and knowing that such infringement would still be ongoing would it had not been fortuitously discovered.

The very fact that the breach of clause 151c has been assessed by the World Motor Sport Council means that all conditions of such breach were fulfilled. We cannot see why additional conditions would have to be demonstrated in order for a penalty to be inflicted.

The recent history of Formula One offers several examples of cases in which a party was inflicted a severe penalty because of a breach of clause 151c, without the subject matter of such breach having been used by a team or having had any effect on the outcome of the competition.

We fear that the decision of the World Motor Sport Council could create a precedent which, at this level of the sport and stage of the competition, would be highly inappropriate and detrimental for the sport.

In any event, in view of the aforesaid, we respectfully suggest that you, in your capacity as President of the FIA, in accordance with the powers granted to you by clause 23 paragraph 1 of the FIA Statutes and article 1 of the CIA rules, submit the matter to the International Court of Appeal of the FIA.

This would also enable our license holder, Ferrari, on behalf of which we would take part to the proceedings, and perhaps other teams as well, to fully submit their position and protect their rights. In effect, Ferrari — as at least two other teams — attended the World Motor Sport Council in Paris as observers and not as a party.

Accordingly, they did not have a full right of audience. As, however, Ferrari in any event had been seriously and directly affected by McLaren’s behaviour, we deem it appropriate that Ferrari (directly or through ourselves) enjoys full rights of due process which would be the case in accordance with the rules applicable in front of the International Court of Appeal.

Yours respectfully,

The President of ACI — CSAI
Luigi Macaluso

Copy to: Ferrari SpA, Maranello, Att Jean Todt, CEO

Мосли-Макалузо

Dear Mr Macaluso

Thank you for your letter of 30 July

If, as you suggest, it were clear that several of McLaren’s top team representatives were aware of the Ferrari information over a period of several months, the situation would indeed be very serious.

Apart from using Ferrari’s technical knowledge to give the McLaren cars an illegitimate advantage over the entire field, detailed knowledge of Ferrari’s technical strategies would give McLaren significant and unfair advantages over Ferrari at every race.

However McLaren’s case was that, except for a tip-off in March and a drawing shown briefly to a colleague as a historical curiosity, no one at McLaren knew of or had access to any of that information.

According to McLaren, it was acquired privately by a disgruntled employee who intended to leave. They inferred he never used Ferrari’s information to help McLaren because it was part of his private database as technical director for another team.

There are a number of suspicious elements, all of which the World Motor Sport Council took into account when reaching its decision.

For example: the claim that the tip-off was the only information that passed in March; the failure to inform Ferrari of a spy when negotiating an agreement based on mutual trust; the installation of a «firewall» at McLaren to stop Stepney communicating, with no attempt at a similar block on Coughlan’s private computers; McLaren’s agreement to Coughlan travelling to Barcelona «to ask Stepney to stop communicating» rather than simply phone him; the fact that, far from ceasing communication, Coughlan returned from Barcelona with a vast quantity of Ferrari data; the failure to make clear what Coughlan was working on at McLaren while in possession of the data; Jonathan Neale’s advice to Coughlan to destroy the documents, without knowing or wanting to know what they were and so on.

However, these suspicions did not amount to proof to the standard the Council felt was necessary in order to reject the evidence of McLaren’s Team Principal and Managing Director and convict the team of an offence so grave as in all probability to warrant the exclusion from the Championship.

In the absence of unambiguous evidence that McLaren as a team had received and used the Ferrari information, the Council was left with McLaren’s responsibility for its employee. Exclusion or withdrawal of points did not seem appropriate if it was really just a case of a rogue employee illegitimately acquiring information for his own purposes.

Your letter suggests that the outcome may have been different if the Council had given Ferrari further opportunities to be heard beyond those that were in fact offered.

Because of this and the importance of public confidence in the outcome, I will send this matter to the FIA Court of Appeal under article 23.1 of the FIA Statutes with a request that the Court hear both Ferrari and McLaren and any other Championship competitor who so requests and determine whether the decision of the WMSC was appropriate and, if not, substitute such other decision as may be just.

Yours sincerely,

Max Mosley.

CC: Mr Ron Dennis
Mr Jean Todt

Вам также могут понравиться
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
7 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
13 лет назад

вторая часть Марлезонского балета или «Вор должен сидеть в тюрьме»(с)?

законы ток-шоу требуют участия обеих сторон, чего Феррари была лишена на последнем собрании.. пусть теперь сойдутся лицом к лицу.. ;)

13 лет назад

Жалко на англиском не понимаю. Перевел бы ктото!

13 лет назад

Если не возражаете — человеческий перевод:
“Уважаемый президент,

Мы были проинформированы об исходе последнего заседания Всемирного автоспортивного совета, которое прошло 26 июля в Париже. Мы обменялись мнениями с обладателем национальной лицензии, выданной нами — компанией Ferrari.

Мы должны признать, что находим тяжелым для понимания факт того, что команда (McLaren) не была наказана, будучи признанной виновной в нарушении статьи 151с Международного спортивного кодекса. Это на самом деле является одним из основополагающих документов нашего спорта. В данном случае нарушение является очень серьезным, поскольку команда McLaren на протяжении нескольких месяцев неоднократно игнорировала Кодекс с участием нескольких топ-менеджеров и против непосредственного конкурента — ради прямого или косвенного преимущества. Более того, это нарушение продолжилось бы, если бы дело не было предано огласке.

Сам факт того, что нарушение пункта 151с было рассмотрено Всемирным автоспортивным советом означает, что критерии, по которым было выдвинуто обвинение, достаточны. Мы не можем понять, по какой причине для наложения штрафа должны применяться дополнительные условия. Современная история Формулы-1 предлагает нам несколько примеров того, как команда была подвергнута суровому взысканию из-за нарушения пункта 151с, без оценки — использовалось ли на самом деле это нарушение командой и имело ли оно эффект на исход соревнований.

Мы опасаемся, что решение Всемирного австопортивного совета может создать прецедент, который, на таком высоком уровне спорта и при интенсивной конкурентной борьбе, станет неприемлемым и наносящим ущерб Формуле-1.

В любом случае, в свете вышеприведенного, мы предлагаем вам воспользоваться полномочиями президента FIA, данными вам пунктом 23 статьи 1 Устава FIA и статьей 1 Регламента Международного апелляционного суда, и направить дело на рассмотрение Международного апелляционного суда FIA.

Это позволит обладателю нашей национальной лицензии — Ferrari — от имени которой мы могли бы принять участие в процессе, и другим командам, представить свою позицию и защитить свои права. Ferrari — и как минимум две другие команды — посетили Совет в качестве наблюдателей, а не участников процесса. По этой причине, они не имели возможности представить свою позицию. Однако поскольку Ferrari в данном случае была серьезно и непосредственно затронута действиями McLaren, мы считаем, что Ferrari, напрямую, или через наше представительство, обладает правами на справедливый процесс, которым станет рассмотрение дела перед Международным апелляционным судом FIA.

С уважением,

Президент Итальянской автомобильной спортивной ассоциации

Луиджи Макалузо

Копия направлена: Ferrari, Жан Тодт”

Мосли отправил ответ:

“Уважаемый господин Макалузо,

Спасибо за ваше письмо от 30 июля.

Если, как вы утверждаете, несколько топ-менеджеров McLaren знали бы о документации Ferrari на протяжение нескольких месяцев — ситуацию действительно можно было бы назвать серьезной.

Кроме использования технических ноу-хау команды Ferrari, которое позволило бы автомобилям McLaren получить незаконное преимущество над всем пелетоном, детальное описание стратегий Ferrari позволило бы команде McLaren получать явное и нелегальное преимущество над Скудерией на каждом Гран-при.

Однако в случае с McLaren, никто из команды не знал или не имел доступа к документации, если не считать конфиденциального намека в марте и демонстрации технического рисунка в качестве исторической редкости. Судя по информации, представленной командой McLaren, информация попала в руки недовольного сотрудника, который намеревался покинуть команду. McLaren настаивает, что он не использовал информацию Ferrari для команды McLaren, поскольку конфиденциальные данные стали основой для базы данных сотрудника, предназначенной для использования на новом месте работы в качестве технического директора.

Существуют несколько подозрительных аспектов, которые были учтены Советом при принятии решения. К примеру: конфиденциальный намек в марте (имеется ввиду передача данных о днище, — прим. ред); неспособность команды проинформировать Ferrari о шпионе во время подготовки совместного пакта; инсталляция защитного программного обеспечения (firewall) в команде McLaren для того, что прекратить получение сообщений от Степни, при одновременном сохранении открытого доступа к персональному компьютеру Кофлэна; разрешение, выданное Кофлэну на путешествие в Барселону с целью “требования прекратить переписку от Степни” в ситуации, когда хватило бы телефонного звонка; тот факт, что Кофлэн вернулся из Барселоны не только не прекратив контакты, но и с объемным досье данных Ferrari; неспособность пояснить над чем именно Кофлэн работал во время владения документами; совет Джонатана Нила уничтожить документы, без выражения желания понять, о чем они — и так далее.

Однако данные подозрения не были подкреплены достаточными доказательствами, которые бы позволили Совету не принять показания руководителя McLaren и вынести суровое наказание команде, которое, возможно, включало бы исключение коллектива из чемпионата. В отсутствие убедительных улик в том, что McLaren, как команда, использовала и получала данные Ferrari, Совет оказался в ситуации, когда рассматривались взаимоотношения McLaren и сотрудника команды. Исключение из чемпионата и снятие очков не казалось адекватным решением, в случае если речь шла о недобросовестном сотруднике, нелегально получившем информацию для своих целей.

В своем письме вы предполагаете, что решение Совета могло бы быть другим, если бы Ferrari получила возможность высказаться в объеме, превышающим участие в заседание Совета.

По этой причине и из-за важности доверия общественности к исходу слушаний, я отправляю дело в Международный апелляционный суд FIA, руководствуясь пунктом 23.1 Устава FIA, с требованием заслушать обе команды — или другой коллектив, который запросит такую возможность — и определить, было ли правомерным решение Совета и, если решение было неправомерным, изменить его вердиктом, который суд признает адекватным.

Искренне ваш,

Макс Мосли

13 лет назад

Нет, не сам. Просто это уже везде лежит.:)
В афтары не пойду — ты уж предлагал. У меня слишком рваный график — никаких гарантий.

13 лет назад

Вот Спасибо!!!

Сайт использует легкие файлы cookies, персональные данные обрабатываются в соответствии с ФЗ-152. Понятно Подробнее