Будущее Williams: интервью с Адамом Парром

Быть генеральным директором команды, основанной такими легендарными личностями, как Фрэнк Уильямс и Патрик Хэд — не самая легкая работа в мире. Но выпускник Кембриджа Адам Парр, пришедший в Williams в 2006 г., доказал, что готов с ней справиться. Когда-то он имел дело с адвокатурой, банками и горнодобывающей промышленностью, карьера Парра не имела отношения к гонкам Формулы-1. Но после двух лет, проведенных в мире скорости, он не оставил это занятие и теперь, вполне возможно, именно он и его команда топ-менеджеров — будущее Williams…

Раньше Вы были далеки от автоспорта, и стороннему наблюдателю может показаться, что Вы просто появились вдруг и стали генеральным директором команды Ф-1. Расскажите, как все было на самом деле, как Вас пригласили в Williams, как Вы разобрались, кто есть кто, как добились того, чтобы с Вашим мнением считались и т.п.…

Адам Парр: Моей первой задачей было знакомство с персоналом команды. У нас большая команда — в общей сложности 530 человек. Вначале я каждый день начинал с посещения завода, также изучал работу гоночной команды. Затем я познакомился с людьми в паддоке, участвовал в собраниях глав команд. Все происходило постепенно. Вы встречаетесь с ними, Вы знаете их, но знают ли они Вас — вот в чем вопрос. Вскоре, впрочем, я стал частью их. Мое прошлое могло показаться странным для тех, в чьих жилах течет бензин. Я долго работал в промышленности — 11 лет занимался добычей сырья, но я также квалифицированный адвокат, у меня есть практический опыт.

Какие умения и навыки позволили Вам занять столь значимую позицию в мире автоспорта?
А.П.: Думаю, меня пригласили на эту должность, поскольку Фрэнк (Уильямс) и Патрик (Хэд) искали человека с управленческим опытом, знающего, как вести бизнес и, очевидно, преданного нашему делу. И вовсе не обязательно, чтобы в жилах его тек именно бензин.

Нужно быть экспертом в том, что касается ведения бизнеса с большим числом вовлеченных людей, научиться этому трудно. Напротив, очень легко придти в компанию, думая, что Вы все измените, навяжете всем свое мнение, сможете решить все проблемы. Так не бывает, я учился этому на своих ошибках. Навыки руководства и управления очень важны.

Второе — юридические вопросы. Мы работаем в строгих рамках закона, будь то отношения с FOM и FIA или с нашими партнерами. Есть личная дружба, есть коммерческие программы, есть объединения команд, но все это имеет солидное юридическое основание. Наш мир очень сложен, есть много противоречий, на Вас давят со всех сторон. Нужно разбираться в законах, иначе Вы лишены фундамента. Юридическая подготовка очень полезна.

Вы довольно редко появляетесь на публике. Это преднамеренно?
А.П.: Да. Мой метод — работать незаметно. К счастью, в нашей команде есть такие масштабные фигуры, как Фрэнк и Патрик, они — лицо Williams, легендарные личности, выигравшие 16 мировых первенств [имеются в виду 9 кубков конструкторов и 7 побед в личном зачете. — Пер.]. Это люди, которых публика хочет видеть, которых отождествляют с командой. И я не должен влезать между ними и привлекать внимание к себе. Это не то, чем я должен заниматься.

Williams — легендарная команда, Патрик и Фрэнк сделали ее таковой. Третий — не лишний?
А.П.: Думаю, Сэм (Майкл), Алекс Бернс, Джейн Моффет и я — команда топ-менеджеров Williams. Нам еще только предстоит заработать наши регалии со временем. И если мы сделаем это, думаю, мы сможем стать будущим команды. Но пока счет 16-0 в пользу Патрика и Фрэнка!

Очевидно, Вы готовы к решению общих управленческих задач, но в Формуле-1 много политики, технических вопросов, тонких нюансов… Как Вы справляетесь с этим?
А.П.: Пытаюсь не вмешиваться в решение технических вопросов — здесь я мало что могу посоветовать. Доверяю знающим людям, которые помогают принять верное решение. Но значимой роли в этом отношении я не играю, что, возможно, и к лучшему.

После расставания с BMW несколько лет назад вы превратились из команды автопроизводителя в «частника». Справилась ли команда с последствиями этого изменения, какими были ключевые проблемы?
А.П.: Не сказал бы, что мы принадлежали к числу автопроизводителей, у нас просто был очень сильный партнер-моторист. Существование независимой команды в корне отличается от жизни команды автопроизводителя. Чтобы участвовать в соревнованиях, нам нужно внешнее финансирование. Мы существуем только ради гонок, мы не реализуем какой-либо продукт. Это упрощает жизнь в сравнении с некоторыми нашими конкурентами, но, с другой стороны, мы всегда на грани, мы постоянно боремся. Возможно, со стороны мы иногда выглядим излишне жесткими, но ведь никто о нас не позаботится, кроме нас самих.

Williams имеет впечатляющий набор крупных спонсоров, даже без успешных выступлений. Что привлекает их, зачем они приходят?
А.П.: Думаю, дело в том, что многие хотят присоединиться к команде, которая независима. Им нравится дух свободы. Полагаю, мы работаем с нашими партнерами очень хорошо, это необходимо для нас. У нас хорошие традиции партнерских отношений, они заложены Фрэнком. С другой стороны, никто не хочет работать со слабой командой, всем нужна конкурентоспособность. Мы пережили взлеты и падения, но я думаю мы все еще среди лидеров Формулы-1. Нам просто нужно демонстрировать это почаще.

Не проделают ли новые правила 2009 г. дыру в бюджете Williams и других частных команд?
А.П.: Не могу согласиться — единственное изменение в 2009-м, которое потребует дополнительных затрат — KERS. Наши затраты на эту систему составляют десять процентов от общей стоимости аэродинамических исследований и деталей из композитных материалов. Это не такая уж большая сумма и мы видим в этом отличную инвестицию в будущее спорта. С точки зрения конкурентоспособности, я не думаю, что разница между сильными и слабыми командами увеличится. Мы считаем, что нововведения, подобные этому, нужны, так как их значение выходит за рамки Формулы-1.

Формула-1 — то, к чему Вы стремились всегда?
А.П.: Нет. Я заинтересовался Формулой-1, когда работал в Западной Австралии. В моем подчинении было около 600 человек, рассредоточенных по территории размером с Германию. Труднее всего было день за днем повышать эффективность работы. Увидев гонки Формулы-1, я подумал: «Как им удается постоянно прогрессировать?» Я встретил Фрэнка и два года спустя он спросил, не хочу ли я поработать с ним. С тех пор я ни разу не жалел о том, что пришел в Формулу-1. Это настоящий вызов и очень тяжелая работа — но она стоит затраченных сил!

Источник: formula1.com
Перевод: S. Zh.

Вам также могут понравиться
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Newmont
12 лет назад

очень интересно, спасибо ;)

Sun Ai Nuan
12 лет назад

а почему на главной не отображается?

Сайт использует легкие файлы cookies, персональные данные обрабатываются в соответствии с ФЗ-152. Понятно Подробнее