Top.Mail.Ru

Кнопкобулочное изделие

Речь пойдет у нас, вы уж простите, про Батона. На самом деле, никакой он, конечно, не батон, а Дженсон Александр Лайонс Баттон. Пусть это и не брутальный монтиевский «Ролдан», но тоже красиво.
Появиться на свет Баттон изволил 19 января 1980 года, когда Брежнев был еще почти молодой. Кстати, имя Дженсон не совсем настоящее, как и его последующий титул. Дело в том, что на тот момент у его папаши было не очень густо с фантазией, и он решил дать тому имя в честь фамилии своего друга, которого звали Jensen. А что до смены затем буковки «е» на «о», так то чтоб не путали с одноименной автомобильной фирмой Jensen Motors – видать, папаша с самого начала не хотел, чтобы всякие там носящиеся туда-сюда пепелацы помешали Дженсону стать хорошим бухгалтером.
Фирма та, кстати, один хрен вскоре разорилась.

В целом, детство и отрочество Баттона прошли по привычному для остальных звезд сценарию – обязательное рождение в глуши с перспективой всю жизнь пахать у предков в огороде, затем сопли «папочка, я хочу такой же», продажа в итоге последних носков ради первого карта, оглушительный успех и квартира в престижном районе Монако как результат. Кратко выражаясь, из грязи в князи.
Но было и отличие – Дженсон успел получить приличное среднее образование в своем родном графстве Сомерсет. Факт, который трудно обнаружить в биографиях некоторых хорошо известных персонажей, какие бы фанаты их не сочиняли. С тех пор за Баттоном закрепилась неофициальная репутация самого умного гонщика Формулы-1, который своим недюжинным интеллектом частично восполняет отсутствие гоночного таланта.

Дженсон случился аж четвертым ребенком в семье – помимо него, где-то по свету бегают еще три батончика, только женского полу. Папаша же его и сам был в свое время знаменит – не вдаваясь в подробности, сообщается, что в 1970-х все Королевство знало Джона благодаря его Фольксвагену по прозвищу «Колорадский жук». Незнамо, чем именно сей аппарат был замечателен, но глядя сегодня на перманентно довольного красномордого папашку, веришь, что чем-то был – ведь дядька и сам до сих пор весьма колоритный и вполне себе жук.
Однако в семействе булочном все было не так складно – когда Баттону стукнуло семь, его родители развелись и его с сестренками воспитывала мамик. Которая, между прочим, родом из Южной Африки. Что может объяснить то неожиданное почтение, которое много позже Люся выказывал своему новому напарнику – среди негров ЮАР пользуется большим авторитетом. Нельсон Мандела и все такое.

Типичная история картинговых триумфов началась в данном случае в 1988 году, когда папа купил сынке первый карт. Далее последовала бурная череда побед во всех чемпионатах, куда он только мог просунуться. Зрителям особенно должен был запомниться сезон 1991 года в британском чемпионате – Дженсон выиграл 34 гонки из 34-х. Вот им, наверно, интересно было. Короче говоря, всяким там шумахерам просто повезло расти в другое время, а то б этот бледнолицый монстр с южноафриканскими корнями растоптал бы их карьеры в самом зародыше.

Несмотря на то, что свой первый тест на вождение Баттон провалил, тупо наехав на припаркованный рядом автомобиль, к 18 годам его посадили-таки за руль первого настоящего болида, Формулы-Форд. Оттуда и далее Дженсон продолжил вводить всех в заблуждение, громыхая победами, подиумами и лучшими дебютами. Апофеозом стала победа в номинации Новичок года от самого МакЛарена, что давало право на тесты в настоящем формульном болиде.
По итогам тестов МакЛарен твердо решил повременить с приобретением юного дарования, а наиболее горячие головы вообще предлагали закрыть к черту эту номинацию, от греха подальше.
Но единожды заглянув за кулисы Большого цирка, парня было уже не угомонить. А тут как раз и случай подвернулся. У Фрэнка Уильямса аккурат к Миллениуму вакансия нарисовалась. Вообще-то, изрядно соскучившись по давним успехам, старина Фрэнки мечтал вновь дать бой продолжавшему выпендриваться Шумахеру. Однако старый лис понимал, что ни с интеллигентным Хиллом, ни вообще с тем, что есть на рынке, это исчадие ада не одолеть, и тут нужно нечто особенное. Но нечто особенное пока что нарезало себе совершенно счастливо круги на далеких овалах, не зная о своей великой миссии, и Фрэнки еще только присматривался, как бы его оттуда умыкнуть, не возбуждая лишний раз ФИА и иммиграционные власти. Но то операция многоходовая, а сейчас надо было затыкать дырку в текущем составе.

Сотрудники Уильямса, чувствуя революционные планы шефа, ситуацию поняли верно и не забивая тому голову лишними раздумьями, на отборочные тесты пригласили, что под руку попалось. А попались как раз не спавший теперь ночами Баттон, да такая звезда, как Бруно Жункейра (так он, кажется). Без подробностей понятно, что в команде оказался Дженсон, ставший на тот момент, как теперь модно, самым юным британским пилотом Ф1.

Перед своим первым стартом Баттон был старательно зализан во все отверстия – Герхард Бергер обозвал того «феноменом». Его картинговый начальник сравнил Дженсона с самим Айртоном Сенной (правда, результатами сравнения так и не поделился). А всегда старый и всегда приветливый Патрик Хэд выразил уверенность, что «этот не по годам мудрый юноша будет величайшей звездой в будущем».
Все еще влажный от поцелуев, Баттон в дебютном Гран При Австралии для начала расхерачил машину еще на практике, после чего квалифицировался предпоследним. Фрэнки тяжело посмотрел сам на себя в зеркало.
В гонке не по годам мудрый юноша целился на цельное очко шестого места, но мотор кончился за 11 кругов до его несостоявшегося первого финиша.
Однако уже в следующей Бразилии занудный Баттон дотошнил-таки до того самого шестого места, став, ага, самым юным пилотом с очком. Далее по ходу сезона ему удавалось иногда даже опережать своего напарника, но то скорее потому, что это был Ральф.
Так или иначе, но старину Фрэнки было уже не переубедить – едва ли не официально было заявлено, что Баттон это лишь временная затычка, покуда уважаемый сэр не найдет способа выкрасть Хуана-Пабло Монтойю из оков его контракта с Ганасси. Мало того, ставший затем визитной карточкой Батона регулярный провал в середине сезона совпал в этот раз с Главным Событием тысячелетия, когда чудесный Хуан-Пабло выиграл Инди-500.
С Фрэнки случилось нечто вроде припадка, и даже Чип понял, что Монти придется отдать. Тем не менее, Уильямс проявил военную хитрость и не стал совсем выгонять Баттона, а лишь одолжил его на пару лет в хиреющий Бенеттон, оставив как бы на поводке. Этот свой шаг он до сих пор внятно объяснить не может.

В целом, опять-таки во многом благодаря напарнику, дебютный сезон Дженсона вышел не таким и плохим. А самым запоминающимся моментом стал Гран При Италии, где Баттон стал не только самым юным, но и вообще единственным на тот момент пилотом, сумевшим под пейс-каром вырваться из пелетона и со всего маху вмазаться в отбойник. Юноша не спасовал и обвинил в этом вылете Михаэля Шумахера, который в тот день как раз и шел в главе пелетона. Шухер настолько обалдел от подобной наглости, что даже извинился.
Тема эта Михаэля вообще вставила – годы спустя он повторил подвиг Баттона, даром что это был не отбойник, а Вернь, разница невелика. И хотя это было уже в период «старикам у нас везде почет», сам же первым и пошел извиняться.

В 2001-м году Баттон у нас оказался на правах той самой аренды в Бенеттоне. Команда, которой всего год оставался до реинкарнации в виде Рено, забивала болты буквально на все. Англичанин набрал за сезон ровно два очка, в Германии, будучи притом постоянно рваным своим новым лохматым напарником в лице Физикеллы. При всем при том Баттон регулярно выпивал и заигрывал с женщинами, зачастую являясь в паддок с такой же красной рожей, как и у его папаши, за что получил звание «плейбоя».
Общее моральное падение недавней надежды автоспорта сподвигло Флавио Бриаторе заявить буквально так: «Либо парень возьмется за ум, либо я сейчас же позову на его место Нельсона Пике-младшего». Ну или почти так.

Зима 2002-го пошла на пользу всем – Баттон, проспавшись после угроз Флава, начал работать с инженерами и, как сам признавал, узнал за зиму много нового, команда, переименованная в Рено, тут же сделала человеческий автомобиль, а в напарники сунули тогда еще верившего в себя Трулли. Даже машина теперь, когда ломалась, то не хрен знает где, а буквально в шаге от подиума. В общем, Дженсону тут все нравилось.
Но такова уж судьба у парня – ровно посреди сезона злобный Бриаторе объявил о временном характере Дженсона, и о замене его в конце года на какого-то лоха по фамилии Алонсо. Многие знатоки тогда сильно ругали Флава за подобную рокировочку, однако старый лис лишь посмеивался в несуществующие усы – мол, «время покажет, кто тут у нас прав».
Будучи еще раз обозванным «ленивым плейбоем», Баттон конкретно обиделся на шефа, уделал по итогам сезона Трулли и подписал контракт с БАРом, не подозревая, какой это лохотрон.

И вот в наступившем 2003-м году молодой человек оказывается в очередной команде, где тут же натыкается на безмерно капризничающего Вильнева, который рассчитывал на пару со своим лыжным инструктором порвать весь автоспорт, а в итоге аж три команды сражаются за титул, а про него никто и не вспоминает. Соответственно, весь гнев Жака обрушивается на подвернувшегося Батона – понабирали тут по объявлениям, понимаешь. В первом же гран при Вильнев намеренно затягивает пит-стоп, дабы влезть на него ровно перед носом у Баттона и испортить тому гонку. К Дженсону как-то сразу приходит понимание, что сезон будет непростой. Которое усилилось в Монако, где в субботу Дженсон сумел показать столь высокую скорость (298 км/ч), что рулем за ней уже не поспевал и оттого убрался в отбойник на этой самой скорости. В результате Дженсон получил свой первый гоночный бюллетень, пропустив само Монако и следующие тесты в Монце.
Тем не менее, несмотря на это, а также на мелкие пакости от Вильнева, Баттон регулярно опережал своего заслуженного товарища, и в итоге того выгнали еще до последней гонки сезона.
Видимо, из-за того, что эта последняя гонка проходила в Японии и руководству хотелось сделать что-то приятное, в новых напарниках Баттона довольно неожиданно нарисовался аж сам Такума Сато. А может, он там случайно оказался – поди их отличи друг от друга, а времени-то в обрез.

Соответственно, в наступившем сезоне-2004 недавний юноша оказался в команде БАР самым опытным пилотом из двух. И пусть один из них Сато, но все равно, мелочь, а приятно. Такое начало банкета воодушевило Баттона на первое смелое заявление в карьере – я, говорит, буду в этом сезоне быстрее, выше и сильнее, и у меня будет куча очков, медалей и наград. А еще подругу заведу, чтоб как у больших, ага. Кстати, не у Саты ли он увел Мичибату? Между ними явно что-то общее.

Но шутки шутками, а свой первый подиум Батон оформил уже на второй гонке сезона, а там и понеслось – 10 подиумов, первый поул, и даже один финиш сразу за Михаэлем Шумахером, который сам в том году если финишировал, то исключительно первым. Кошмарный для всех был сезон, но Баттону понравилось – он его закончил лучшим среди тех, кто без Феррари.
Однако славу в том году Дженсону принесли не удачные гонки, а еще более зрелищное выступление на ниве контрактов.
Трудно сказать, то ли это последствия аварии в Монако, то ли он сам такой, но пятого августа 2004-го года, на самой волне успешных выступлений, Дженсону срочно захотелось перейти из приезжавшего на подиумы БАРа обратно во все реже куда доезжающий Уильямс. Из которого примерно в это же время готовился слинять Палыч, пусть даже и в жестокий мир МакЛарена, где вместо завтрака в постель гантели и тренер со свистком. Все лучше, чем с этими, которые все дерьмо, понимаешь.
Так вот, когда нельзя, но очень хочется, то…жалкие ссылки руководства БАРа на какие-то там условия контракта Баттон с менеджерами отбрили блестяще – там, говорят, сноска есть, позволяющая слинять из команды, если та потеряет двигатели Хонды.
Ну да, признает БАР, есть у нас такая слабость в тексте. Но вот же вам новый контракт с Хондой, только летом подписали – будут у нас моторы, торжествует команда.
А вот хрен вам, парируют менеджеры, мы тут с Дженсом почитали ваш контракт, написано, конечно, красиво, но как-то неубедительно. А вдруг Хонда не даст вам мотору? А таланту что, пропадать? В общем, вы как хотите, а мы пошли.

Обалдевшее руководство БАРа, не найдя ответных аргументов, с надрывом в голосе поведало о происходящем разбое в соответствующие органы, которые только и смогли унять паршивца, обязав того захлопнуть пасть и отработать долг перед родиной.
Но все же Баттон был отмщен – долгожданные моторы Хонды пришли вместе с самой Хондой, которая тут же выгнала бывшего главу БАРа Дэйва Ричардса. Дженс воспрял духом и на всякий случай выгнал своего менеджера Бафилда. На том конфликт и сезон закончились, а Моня сделал первые шаги по Парагону, навстречу своему, куда более знаменитому конфликту. Ну он вообще личность необъятного масштабу.

К сезону-2005 Баттон подошел в глубоко корпоративном сознании, объясняя всем свою веру в команду и новые двигатели Хонды, с помощью которых успехи прошлого года покажутся семечками. Японские хозяева млели и все больше верили в себя.
Дебютную гонку в Мельбурне новые суперболиды одолеть смогли, но только в обществе круговых. Баттон и хозяева внимательно посмотрели друг на друга, но любовь была пока сильнее. Списали на специфику Южного полушария.
На следующей гонке в Малайзии обе Хонды красиво и синхронно сгорели уже на третьем круге. Дженсу снова захотелось посмотреть боссам в узкие глаза, но у них срочно нашлись неотложные дела в штаб-квартире.
Через пару неделек в Бахрейне Баттон наконец-то поймал удачу за хвост, выйдя на четвертое место после старта с одиннадцатого, прежде чем вовремя накрывшееся сцепление спасло мотор Хонды от очередного возгорания.
Обиднее всего было в Сан-Марино, где Дженсон добился долгожданного подиума, после чего судьи обнаружили в его машине маленькую хитрость – внутри обычного бензобака находился второй, поменьше. Судьи непостижимым образом не сумели доказать намеренность такого нарушения правил командой, но дабы сохранить лицо, на всякий случай дисквалифицировали обоих пилотов на эту и еще две гонки.
Однако мучения Баттона подходили к концу – впереди всего-то оставалось разбить машину в Монреале и вместе со всеми понаблюдать за дефиле Шумахера по пустынному Индианаполису под приветственные банки и бутылки с трибун. После этого очки полились скромным, но стабильным ручейком, и на фоне улучшающейся обстановки Дженсон вновь впал в состояние борьбы с контрактом.
На этот раз Баттону показалось, что теперь уже контракт, подписанный им с Уильямсом на 2006 год, является как бы не совсем контрактом, то бишь не совсем обязательным, и он может остаться в БАРе, откуда недавно так рвался на волю. Старина Фрэнки, который ровно год назад с любопытством наблюдал за борьбой Баттона с БАРом, неожиданно сам оказался в этой же ситуации. Возмущению старого джентльмена не было предела. Как воспитанник старой школы, Фрэнк не мог принять подобных подстав и нарушения слова, что в течении нескольких суток хорошо себе уяснили его соседи по району. Успокоить оскорбленного в лучших чувствах сэра удалось только на отметке в 18 миллионов фунтов.

В последующие несколько лет никто более не беспокоил Дженсона со всякими контрактами и тот счастливо жил с любимой Хондой и приглашенным вместо отмороженного Сато по-домашнему уютным Бариком. Гонки в основном оканчивались поломками и вылетами, включая и участие Баттона в прощальных гастролях Палыча в Инди-2006.
На тот же год, правда, пришлась и первая за 113 гонок победа в хаотическом Гран При Венгрии, перед стартом которого ему впаяли 10 мест за смену очередного двигателя постоянного сгорания от Хонды.
На трассе творился ливень и много сопутствующего бардака, из-за которых мало кто смог разглядеть проявление той самой дождевой мудрости Баттона, что потом не раз его выручала. По-быстрому обогнав кого мог, типа Шумахера, Дженсон спокойно дождался схода тех, кого обогнать не мог, типа Райкконена и Алонсо, в итоге привезя остальным примерно полминуты. Но больше дождей в том году не было.

В дальнейшем Хонда перепробовала много различных способов улучшения машины, включая тошнотворную раскраску, после чего, застенчиво сославшись на мировой кризис, откланялась, оставив Баттона с этим неоднократно битым корытом.

Казалось бы все, впереди в лучшем случае загнивание в каком-нибудь дэтээме, на пару с другими неоцененными звездами типа того же Ральфа. Но в жизни действительно случаются чудеса, как никакому Сталлоне с его «Гонщиком» и не снились.
Покуда Баттон с Бариком тоскливо бродили по паддоку, стараясь хоть кому-нибудь понравиться, маэстро Браун, как заправский алхимик, заперся в кабинете и буквально за одни зимние каникулы сделал что-то непостижимое с бывшей очень тупой Хондой. Так и сам Ньюи не умеет.
После первых гонок сезона на бывших японо-мать руководителей с Дальнего Востоку было страшно смотреть. Говорят, сразу после Гран При Австралии в головном офисе Хонды вышвырнули все телевизоры.

Браун заранее знал, что его машина поедет с любыми пилотами, поэтому напрасно терять время не стал и подписал обратно этих двух лишенцев, тем более что на Баттоне удалось здорово сэкономить – тот ради руля был готов на все, даже на половинное сокращение оклада. А Россу это было как раз не лишнее, так как после расставания с Шумахером денег хронически не хватало. Интересно, что про новую зарплату Барика вообще ничего сказано не было – видимо, ему уже давно никто ничего не платил, а Рубенс слишком скромный, чтоб задавать неудобные вопросы.

Появление в руках вчерашних бомжей быстрейшей машины пелетона совершенно различным образом отразилось на напарниках. В то время как после первых же кругов в глазах Баттона зажегся нехороший огонек, комбинация чудо-болида вкупе с до боли родным лицом Росса Брауна немедленно вызвали среди Барика годами взращенные рефлексы и тот покорно пристроился в хвост новому хозяину.

Далее нет нужды повторяться – шесть побед в первых семи гонках, водопады очков, внимание прессы, сравнения с великими, а также улыбки прекрасных девушек по пути на очередной подиум. Как говорится, это было настолько хорошо, что не могло длиться вечно.

Сказочная пруха Баттона кончилась не где-нибудь, а в родных стенах, в Великобритании. К тому моменту конкуренты, не сумев запретить, смогли худо-бедно срисовать гениальный диффузор, и в гонках опять некоторую роль начали играть собственно пилоты.

«Да как же эта машина могла стать такой хреновой?!» возопил Дженсон на родном Гран При, ползя где-то посреди тех, мимо кого еще вчера пролетал стремительным батоном.
«А ты чего, на весь сезон халявы захотел? Давай работай, на нас и так уже полгода косо смотрят», последовал холодный, как британские туманы, душ из боксов.
Работать Дженси, однако, уже успел отвыкнуть. Финиш на Гран При Британии на шестом месте ознаменовал смену победной очереди а-ля Шумахер на уныние а-ля Баттон – в оставшихся десяти гонках будущий чемпион занимал в среднем то же самое шестое место.
Особняком стоит Гран При Бельгии, где Баттон впервые в сезоне вообще сошел, после столкновения на первом же круге с, вы не поверите, Романом Грожаном. Молодец французик, тренируйся на кошках (с).

Наивный Барик к такому повороту событий был вовсе не готов, но все же начал потихоньку выигрывать гонки, дабы не огорчать Росса, которому они были обязаны всем.
В некотором роде провал Баттона в второй половине сезона можно объяснить творческими изысканиями – уже 19 ноября того года вышла его книжка про себя любимого, «Мой чемпионский год». Тонкая натура. Чтоб так успеть, писать надо было начинать где-то весной. И легко отделался – еще б немного свиданий с музами, и книжку можно было б называть «Я вице-чемпионский лох».

Британия, год назад получившая в чемпионы еще большее недоразумение, радовалась в этот раз как могла. ВВС номинировала Баттона на награждение «Спортивная Персона года», хотя там не успели всех предупредить, и Батон оказался лишь на втором месте. Зато неделей спустя Дженсон стал лауреатом премии какого-то провинциального университета, обыграв в финале крикетиста Маркуса Трескотика, гольфиста Криса Вуда и тренера лошадей Пола Николлса.

И как будто бы мало таких наград, так Баттон был назван еще и Членом Ордена Британской Империи, за его вклад в автоспорт. Хотя по правде он лишь рулил этим вкладом, и то едва его не разбазарил. Но с другой стороны, сам орден-то и не дали, а только назначили его членом.

Но главные поклонники Дженсона, конечно же, живут в его родном городке Фроме, затерянном неизвестно где. Найдя у себя в городишке какую-то улочку, они торжественно нарекли ее Авеню Дженсона – и до чего же приятно будет как-нибудь в погожий летний денек прохватить по ней легким триатлоном. А еще городской совет обещает, если найдутся деньги, достроить через речку новый мост и назвать его Мостом Дженсона Баттона. И безутешные поклонницы будут гроздьями спрыгивать с него под луной, с именем любимым на устах.
В общем, жаль, что Фром не дорос еще до метро, а то было бы как в одном безумном государстве – станция Площадь Ленина Ленинградского Ордена Ленина метрополитена имени В.И. Ленина.

А бедного Барика не назвали вообще никак, вот.

Тут мы уже подходим к новейшей истории, творящейся на наших глазах, так сказать. Прознав про возвращение Мерседеса, Баттон галантно уступил место в совершенно испортившейся машине Шумахеру, а сам оказался сами знаете где.
Многие уважаемые специалисты и не очень, от Джеки Стюарта до Эдди Ирвайна, предрекали Батону скорую погибель, окажись тот один на один в вольере с любимцем всей команды МакЛарен.

Соперничество двух великих, как они сами уверены, британских чемпионов получилось с переменным успехом, так как оба оказались готовы косячить в равной степени.
Тем не менее, Дженсон оказался нестерпимо интеллигентен для Люсика, плюс эти вечные приглашения побегать-поплавать, причем на время, в общем трех лет вполне хватило, чтоб бывший царь горы, поджав хвост, сбежал в Мерседес.

Что же до успехов на новом месте, то первая победа за МакЛарен пришла аж на втором этапе десятого года, в Австралии, где Дженсон, дождавшись любимых непонятных погодных условий, запутал всех вконец с шинами, то меняя их первым, то затем не меняя вообще. Сие сделало Батона тринадцатым пилотом в истории, выигрывавшим в трех разных командах, если это кому важно.
Вскоре последовало Гран При Китая, где Баттон, явно читавший в детстве душераздирающую историю про Винни Пуха и пчелок, но сделавший правильные выводы, капитально натянул всех с дождиком. Поохав и поахав вместе со всеми, Баттон стартовал все равно на сликах и преспокойно себе ехал, в то время как остальные идиоты, приняв старт на дождевой, были вынуждены толпиться затем в боксах, потея на солнышке. После той гонки половина пелетона с ним вообще не здоровалась.
Однако в целом реальной борьбы за титул не вышло опять, если не считать Бельгии, где Феттель неожиданно воткнулся Батону в бок, пустив из него красивую струю белого пара. Видимо, решил убрать главную угрозу.

Куда весомее получилась Канада-2011, где Баттон для начала словил прокол при столкновении с Алонсо, затем оказался последним из-за штрафа за превышение скорости за пейс-каром, после чего его напарник-идиот врезался в него, и все это привело к воистину наскаровским пяти пит-стопам, что не помешало ему совершить 27 обгонов и на последнем круге шугануть беспечного Фитиля, выиграв самую длинную в истории Ф1 гонку. Под такое событие жители Фрома немедленно попробовали назвать в его честь еще что-нибудь, но подходящей по размеру улицы, как назло, не нашлось.

На Гран При Великобритании, как всегда домашнем и как всегда неудачном, Баттон сошел первый раз в сезоне – группа товарищей механиков забила на болт в колесе, и вскоре в эфир вполне можно было сообщать, «Дженсон, будь осторожен, твое колесо быстрее тебя». С тех пор механики Дженсона регулярно шутят таким образом, но Баттон уже навострился останавливаться еще до выезда на трассу, дабы лишнего потом не бегать.

Помимо этого, сезон запомнился тем, что Люсю впервые обставил его напарник, причем дважды – и по очкам, и подписав новый контракт на три года и аж на 85 миллионов фунтов.

Развить успех в прошлом сезоне у Дженсона не получилось, и Хэмилтон вроде даже начал было праздновать реванш, однако более настоящий британец ляпнул, что собирается оставаться в команде до конца карьеры своей, что, как уже говорилось, окончательно добило Люсика, и тот отправился донашивать шмотки Шумахера, с которым так часто себя сравнивал. Боллзы вроде влезли.

Ну а что до личной жизни, то повинуясь стадному инстинкту, Баттон проживает в Монако, хотя у него имеется записанная на родственников собственность и за границей – одна в Британии, вторая в Бахрейне. Но в первом месте слишком сыро, во втором слишком жарко, поэтому он там не бывает. Но это нормально. Тот же, например, Кими так и не смог вспомнить, зачем купил коллекционный Corvette и где это было. А дом в Таиланде, приобретенный как-то по случаю, по пути из бара домой, продать до сих пор не может. Так что у настоящих чемпионов и не такое бывает.
Зато у Дженсона всегда чистая голова, потому что он посол Head&Shoulders.

Помимо триатлона, велосипеда, серфинга, пробежек, прогулок, подпрыгиваний и Мичибаты, Баттона также интересуют автомобили, которые он скупает все вперемешку, от микроавтобусика VW 56-го года, до Мерседеса С63 AMG. А вот с обширной коллекцией Феррари дела идут не очень – руководство мягко, но настойчиво требует продать вражескую технику. По крайней мере, Феррари Энцо уже выставлен на аукцион. А еще в ангарах Баттона стоит и Brown 001 – как символ лучшего, что было в его жизни.

Про текущий же сезон пока что говорить рано – и судьба, и задница Баттона целиком в руках его нового напарника. Show must go on.

© Mad Max
© Berni.ru
© Все права защищены. Любое использование данного материала без ссылки на автора и ресурс запрещено, и является нарушением авторских прав.

Вам также понравится

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 + 9 =

29 коммент.
  1. Foma

    А что, прикольно! Спасибо! :)

  2. Rommel

    Ха-ха-ха, афтар жжот. Спасибо!!!!! Давай про остальных тоже! Кстати, а когда Баттона-то по голове приложили, от чего его на триатлоне замкнуло?

    1. Forester

      Триатлон половым путем передается — вон и Мичибата тоже заплывает уже… )))

  3. Forester

    Неожиданно и очень мощно!!! ))) Кто следующий на очереди? Может быть Марк «хук справа» Веббер? )))

  4. Sun Ai Nuan

    Макс, теперь у тебя будет очень много работы, потому что ты положил начало новой классной рубрике)))
    Написано супер! Ждём следующую жертву!

    1. CrazyCat

      дык начало-то давно положено «Жизнь замечательных людей» про Шухера, «Монтиграфия» понятно про кого ;) Вот очередь и до батончика дошла :)

  5. alex

    отлично! Макс, это разогрев перед статьей для монтифанов? :) реквестируем статью для кимасуп тоже )

  6. Rommel

    А че за Форрест Гамп на фотке?

  7. Rommel

    Да, кстати МАКС, ты же видишь — с первого дубля тема прижилась, все довольны-все смеются. Так, что пеши исчо…. Можно назвать рубрику: «Ху из Ху и Наху…»

    1. Sun Ai Nuan

      *аплодирует*

  8. CrazyCat

    Особенно доставили первое и последнее предложения :)))

  9. Kote999

    Спасибо! Серия ЗЖГ (жизнь зам.гонщиков) открыта?

  10. Mad Max

    Млин, кады жарко, так трудно сообразить, скока будет то уравнение, что в капче прописывается…:)
    Коллеги, рад, что понравилось, тему будем обязательно продолжать, но Крейзи-то истину глаголит — это не дебют нового жанра, это продолжение старого — кому интересно, там в архиве должны быть как минимум про Шухера, Монти и Денниса. Просто руки до «неформата» редко доходят :)

    ЗЫ Про Кими я в свое время начал, но че-то пока ниасилить, шибко сложная личность :)

    1. AssmBoss

      «Про Кими я в свое время начал, но че-то пока ниасилить, шибко сложная личность :)»

      Ага, многогранная — как стакан! :D

      1. Mad Max

        Мутный он :)))))

        1. AssmBoss

          Как непервый самогон! :)))

          1. CrazyCat

            Я смотрю, у вас тут уже совместное творчество ;)

          2. Mad Max

            Ага, пора уже Боссовы таланты пробуждать, скока лет прохлаждается :)

          3. AssmBoss

            Ой, Макс!… Макларен щас так выступает, шо не то, что творить — даже матом ругаться не хочется!… :(

          4. CrazyCat

            Босс, а ты матом твори, нам все равно понравится :)

    2. Requiem

      Про Кими в первую очередь надо! Ибо это человек более, чем замечательный)

  11. Kote999

    Поищу обязательно. А про Кими (моего любимца, несмотря на все его фокусы, скорее даже из-за них) хотелось бы почитать подробнее

  12. Andar

    Спасибо, Макс! Отличная био, хочу исчо!

  13. Anonymous

    Аффтар, обязательно пиши есчо!

  14. anonim

    имя Дженсон не совсем настоящее, как и его последующий титул

    На этом про роль Жопсона в мировом автоспорте можно было и закончить. Для краткости, которая с.т. Но написано, конечно, угарно — спасибо за море лулзов

    чтоб бывший царь горы, поджав хвост, сбежал в Мерседес

    это была популярная шутка юмора конца прошлога сезона, Макс, а сейчас она малость, кхм-кхм, потеряла актуальность — с марта месяца выяснилось, что все лохи остались в макларене, и с машиной их кинули на этот год (а на горизонте уже опять маячит до боли знакомая беспросветная хонда). А Обезъян-то как раз верно звериным чутьём унюхал, где тачка в этом сезоне валить будет

    1. Mad Max

      Да хрен с ним, с МакЛареном — как вчера выяснилось, вот в Лотусе всем лохам лохи :)))

    2. Shults

      Посмотрим когда топ-манагеры Мерсов прикроют лавочку и твой Обезьян поплетётся проситься назад в Маки за б-га ради! хехе

  15. Anonymous

    Во как, с годами трогательно про лизан симпатией к столбику.А ведь чернила даже ещё не высохли где писал о том,что кроха Батон только и рождён на радость папы с мамой.Смотрю и Уокинг стал как прежде любим.Видать за их древний промысел -торговлю «черными дровами.»? Автор спорим,что ты без нервного тика на лице не произнесёшь имя Льюис.А о тот,что бы написать текст о нем, хоть в страницу школьной тетради,так и говорить страшно,что может произойти.Ведь когда с любовью у тебя получается хорошо.

    1. Mad Max

      Что от люсиков меня тошнит, я никада не скрывал, но вот по поводу всего остального — что вчера под пыво, что сегодня на вроде бы трезвую голову, но половины ваще не понял :))
      ЗЫ Супротив столбиков в принципе ничего иметь не могу, т.к. не знаю, кто они такие :)

Сайт использует легкие файлы cookies для комфортного общения. Это не больно. Принять