Top.Mail.Ru

Когда я ем, я глух и нем

Ветры перемен и перестановок, кошмарившие Ferrari весь этот сезон, докатились и до манеры празднования командой Рождества, атмосфера которого сильно отличалась в этом году от всего, к чему привыкла приглашенная пресса.

Раньше приглашенные во Фьрано для участия в традиционном сезонном ужине в здании рядом со старым домом Энцо Феррари знали, чего ожидать от неизменно возглавлявшего вечер Луки ди Монтедземоло.

Как князь Медичи, сидя в центре длинного стола, элегантный итальянец вершил суд, неизменно комментируя все, что ему нравилось либо вызывало раздражение.

В прошлом году, в его последний прием, безупречно одетый 67-летний Лука лишь слегка поигрался с салатом, в то время как журналисты все как один налегали на исходящие ароматным паром тортеллини в соусе Brodo, отвлекаемые разве что официантами, подававшими нарезанные Cottechino con lenticchie (свиные колбаски с чечевицей) и прочие радости итальянской кухни.
За время той трапезы, Монтеземоло успел пройтись по новым, более сложным правилам, выразил презрение к тем частям, которые он считал особо невыгодными для Ferrari, а также подчеркнул и обосновал необходимость улучшения автогоночного шоу.
Особое возмущение Монтеземело в конце прошлого года вызывал переход на новые турбомоторы, и над обжирающимся столом висели самые витиеватые проклятия хозяина.

Когда в этот понедельник СМИ вернулись во Фьорано, меню было неизменным, и новому председателю Ferrari Серджио Маркионне также было много чего сказать после столь провального сезона для старейшей, самой гламурной и успешной команды. Журналисты предвкушали разгромный материал.
Но всего через два месяца после ухода как Монтеземоло, так и Фернандо Алонсо, обстановка на ужине оказалась совершенно иной.

Прибытие вертолета с Самим задержалось из-за тумана в Турине. По приземлении исполнительный директор всея концерна Fiat Chrysler показал, что он настроен сурово – даже если он предпочитает шерстяной свитер деловому костюму – первым же коротким интервью, данным на официальной пресс-конференции, заодно с новым шефом команды, Маурицио Арривабене.

Вопросы об автомобильной промышленности, рынках акций и вообще о жизни были объявлены вне закона, тогда как Маркионне сосредоточился исключительно на Формуле-1.

Единственный раз, когда он звучал почти как Монтеземоло, это когда он провел аналогию между авторами новых правил и кучей выпивох в баре. Но в остальном его выступление избежало подобных гипербол.

В то время как Монтеземоло любил ссылаться на дух Ferrari, и страстно говорил о магии Маранелло, Маркионне был более конкретен.
Этот год лучше забыть, сказал он, хотя и в следующем сезоне будет по-прежнему трудно. Но в настоящее время на нужных местах находятся правильные люди, и это залог будущего успеха.
С этими словами он и Арривабене, который пришел из Philip Morris и немного похож на человека с сигаретой в руке из рекламы Malboro, решительно ушли на обед. За собственный отдельный стол. Время для выступлений кончилось.

По материалам удивленной Рейтерс.

Вам также понравится

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

19 − 11 =

1 коммент
  1. Rommel

    Почему-то навеяло:
    «- А если Вы сомневаетесь в собственных силах, Мы готовы отрезать Вам ногу!»
    (с) «Взять Тарантину»

Сайт использует легкие файлы cookies для комфортного общения. Это не больно. Принять